Я выбираю STIHL

Я выбираю STIHL

Линия партнерства

Евгения ПЕСТУНОВА, Фото из архива Павла ХАТИЛОВСКОГО
21.02.2019 Версия для печати

Этим нетипичным для высокого искусства инструментом Павел Хатиловский превращает деревянные чурбаки в настоящие арт-объекты. Одной бензопилой он может сделать так, чтобы дерево двигалось, смеялось, плакало, будило эмоции — словом, жило. Своими невероятными работами скульптор-вудкарвер пробуждает у окружающих мысль, что даже настолько разрушительный предмет может создавать красоту. Нужно лишь добавить немного воображения, креатива и драйва.

Кстати, благодаря этим трем составляющим резьбу бензопилой Павел превращает в настоящие шоу. Бензоскульптор, как настоящий шоумен, способен за полчаса на глазах у изумленного зрителя выхлестать голову зубра из куска дерева. Или за пару дней вудкарвинг-фестиваля легкими движениями пилы превратить спиленную лиственницу в огромного медведя.

Павел с удовольствием рассказывает, какие толпы зрителей собирает его перформанс на фестивалях и различных праздниках, куда его приглашают продемонстрировать свое мастерство. Люди привыкли к тому, что создание скульптуры — дело неспешное. А тут за полчаса-час из фонтана опилок и клубов дыма появляется произведение искусства. Иногда мастер вдруг хищно улыбается и веером запускает в сторону зрителей струю опилок или горелкой поджигает готовую работу. Визгу тогда, крику! Резец и стамеска такого фурора произвести, конечно, не могут.

Он уже давно не ведет счет вытесанным им персонажам и прочим фигурам, как и симпозиумам мирового масштаба по вудкарвингу. Благодаря которым, кстати, проехал всё ближнее и дальнее зарубежье. Непал, Китай, Германия, США, Швейцария, Польша, Россия — вот лишь малая часть стран, в которых побывал, откуда привез множество наград и где остались украшением его работы.

По призванию души

Сам Павел скромничает и уже, похоже, устал от вопросов о том, как пришел к такому ремеслу, говорит, виной всему дедушкин сарай для хранения дров, манящий ароматным запахом дерева.

Свои первые фигуры он выточил именно там. Просто пилить дрова было скучно, и он начал делать дрова фигурные. Во что только не превращались простые поленья!

— Нужно же было в «войнушке» участвовать с классным автоматом, саблей, — смеется Павел. — Делал для себя, помогал ребятам обзавестись таким же инвентарем. У нас было счастливое советское детство, без компьютеров, нужно было себя чем-то занимать. Плюс ко всему сложно было раздобыть какую-нибудь игрушку. Первое, что вырезал, — корабль. У деда в деревне в Сморгонском районе был водоем, помню, нужно было срочно что-то туда запустить.

Осваивать технику работы с деревом продолжил совершенно случайно. После летних каникул, будучи еще в очень юном возрасте, Павел Хатиловский сам пошел устраиваться в судомодельный кружок. Но к тому моменту кружок переформировали в резьбу по дереву.

«Еще лучше, — подумал тогда мальчишка, — из дерева тоже корабль можно вырезать!»

Учился увлеченно, добросовестно, будто чувствуя душу дерева. Но к сегодняшнему творческому олимпу пришел не сразу. Перепробовал много всяких специальностей, отучился в радиотехническом, поработал по распределению, но судьба всё равно привела в начальную точку — к увлечению. Быть может, поэтому Павел выработал для себя единственно верную позицию — не занимать чужое место, а заниматься своим делом.

Судьбоносными в жизни Павла стали годы работы в Театре оперы и балета, Купаловском театре.

— К примеру, огромная сцена оперного театра (ширина — 25 метров, высота —12 метров) способна превращать трехметровую скульптуру во что-то незначительно стоящее в углу, — говорит Павел. — Материалы могли быть разные — камень, пенопласт, дерево, главное было научиться чувствовать и передавать объем.

Бутофория, реквизит, работа с монументальными декорациями. Параллельно он занимался деревянной скульптурой, ездил на фестивали. Туда со временем талантливого белоруса стали приглашать всё активнее.

Для Европы и Америки фестивали по вудкарвингу — обычное дело. У этого весьма технологичного способа делать деревянные фигуры и название английское, и история возникновения американская. Когда этот вид искусства появился в Беларуси, сказать трудно. Но первое упоминание об участии нашего соотечественника в мировых карвинг-фестивалях уж точно можно связать с именем Павла Хатиловского.

— Когда в фестивале участвует белорус, — рассказывает Павел Хатиловский, — иностранцев это всегда удивляет, направление в стране совсем не развито.

Действительно, таких виртуозов бензопилы и в огромной России по пальцам пересчитать, не то что в компактной Беларуси.

— Представляете, пилить пять дней подряд с 8 утра до 7 вечера — вот оно счастье для настоящего фаната резьбы по дереву, — говорит Хатиловский.

— Симпозиумы мирового уровня, такие как в Лос-Анджелесе, Непале, Китае, собирают более 400 скульпторов-вудкарверов на одной площадке. Это атомная бомба, прорыв в плане мировоззрения, приемов резьбы! Все по-разному пилят, все по-разному видят — это очень крутой опыт обмена мастерством.

— У кого-то в плане технического оснащения можно подсмотреть что-то новое, — продолжает рассказ Павел. — А есть ребята из Индии, которые сидя на голом полу одним заточенным куском железа с утра до вечера делают бесчисленное количество одинаковых орнаментов. Тут же задумываешься, а что если у нас на соревнованиях будет напряженка с электроэнергией? На этот случай у меня есть аккумуляторная пила STIHL MSA 200 C-B.

Бензоскульптор и его симфонический оркестр

Действительно, в его нынешнем ассортименте инструментов семь бензопил! Набор пил заменяет Хатиловскому набор резцов. В арсенале и аккумуляторные, и более драйвовые бензомоторные, и пилы с карвинговой шиной, позволяющей писать и рисовать всякие кружева. Свои любимые пилы Хатиловский нашел в линейке компании STIHL.

— Каждая любима и хороша по-своему, — говорит с нежностью о своих главных инструментах Павел. — Нужно отломать большой кусок от пня — в дело идут увесистые STIHL MS 462 C-M, MS 440. Что-то более ювелирное помогает изобразить STIHL MS 261 или STIHL MS 192. Впрочем, у каждой из семи своя задача в зависимости от длины шины, мощности.

— Многие бензоскульпторы серьезно подходят к вопросу окупаемости пилы, ко всему, что связано с дальнейшей монетизацией увлечения, — рассказывает Павел. — На самом деле, это увлечение на гране авантюры. И когда это для тебя основная работа, думать приходится и о маркетинге, учитываешь множество других нюансов. Я, к примеру, трачу много ресурсов на пилы, оснастку. Убежден, нужно покупать качественную пилу, с которой будешь работать, а не стоять под дверями ремонтной мастерской. Берешь, к примеру, STIHL с технологией M-Tronic, и она работает как автомат Калашникова — безотказно! Или, к примеру, спецодежда. Костюм покрепче пуленепробиваемого жилета! Штаны — плотные, защита непробиваемая самой лютой пилой из самого страшного фильма ужасов. В полном облачении ни дать ни взять пилот болида. Качество, надежность, новейшие технологии и широкий выбор в ассортименте пил, гарнитур для карвинга, защитной экипировки — то, что отличает оборудование STIHL от других производителей. Именно поэтому многие годы я доверяю исключительно этой компании.

— В моей работе немаловажно количество оборотов — у бензомоторной под 14 тысяч, у аккумуляторной чуть поменьше, — посвящает в тонкости работы своих главных инструментов Павел. — Аккумуляторная STIHL подкупает тем, что в нее только масло льешь, не ощущаешь выхлопов и вибрации плюс ко всему маленький вес. Очень часто ее использую.

Конечно, в идеале и на соревнованиях иметь несколько пил.

— Но всего на себе не увезешь, — говорит бензоскульптор. — Едешь в другую страну — максимум одну пилу прихватишь. В самолет разрешено только с аккумуляторной пилой. Когда еду в Германию или Польшу на мотоцикле, много пил также с собой не беру — всё сводится к тому, чтобы из всего симфонического оркестра STIHL выбрать инструмент, способный сыграть за весь оркестр и не подвести своего дирижера.

Другое дело, когда Хатиловский едет на фестиваль на собственном автотранспорте, тогда весь симфонический ­оркестр удобно устраивается в багажнике машины скульптора.

Единственное, такие поездки через границу научили вудкарвера привычке чаще улыбаться таможенникам. Человек с бензопилой, говорит Павел, должен своей доброжелательностью компенсировать прон­зительно пугающий набор инструментов в багажнике. Так что бензоскульптор очарователен, вежлив и приветлив со всеми.

Форма подскажет

В плане выбора дерева Хатиловский не привередничает — пилит из того, что предоставляют организаторы шоу или частные заказчики. Хотя работал с очень многими породами — от дуба, ясеня, ольхи, липы, березы, сосны, ели до экзотических красного дерева, ореха, огромных можжевельников. В ход пускает и ветровал, в команде со своим симфоническим оркестром марки STIHL дает шанс на вторую жизнь старым сухостойным деревьям, которые предоставляют серьезную опасность.

— Я всегда пытаюсь выйти из положения, делаю из того, что есть, — говорит Павел. — Иногда пилю то, что просят, а иногда дерево что-то подскажет. Из него, бывает, или «ушко» торчит, или «нос». Не всегда нужно ломать форму, можно воплощать фантазию и с учетом формы заготовки.

К примеру, корень можжевельника, с которым вудкарвер работал в Китае, напомнил ему образ лучника. Используя все достоинства формы, скульптор превратил корягу в воина, прицеливающегося огненной стрелой и тем самым освещающего себе путь. Эту работу Павел назвал «Стремление к цели».

Перспективы

Когда этот вид искусства появится или разовьется в Беларуси хотя бы до масштабов ближнего зарубежья, сказать сложно. Однако совершенно точно: люди, увлекающиеся этим экстремальным искусством, есть в Беларуси, многие из них работают в лесной отрасли. Быть может, неплохая идея, как в той же Швейцарии или более близкой к нам Польше, разбавлять рабочие будни и собирать таких же резчиков на фестивали в нашей стране или для начала включить вудкарвинг как одну из соревновательных дисциплин в состязания виртуозов бензопилы.
 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: