Медовой программе и пчеловодам нужна перезагрузка

Медовой программе и пчеловодам нужна перезагрузка

Побочное — не второстепенное

Татьяна БИНДА, Фото и видео автора
06.06.2019 Версия для печати

На этот раз республиканский семинар по пчеловодству выдался несколько необычным в сравнении с прошлыми встречами. Начавшись с неутешительных цифр и обсуждения, почему не выполняются планы, в конце совещания кардинально поменялась тональность разговора, и перспектива на то самое светлое будущее пчеловодства в лесхозах все-таки появилась. Но обо всем по порядку.

Коллег-пчеловодов встречала щедрая лидская земля. Все гости остались под приятным впечатлением как от города, так и от посещения Лидского лесхоза, а точнее — его экологического центра в парке «Горни», где и находится пасека лесхоза. В домике пчеловода первое, на что обращаешь внимание, это улей со стеклянными стенками, через которые можно наблюдать за работой пчелиной семьи, а также медогонка, которой уж точно больше 100 лет.

Увидели пчеловоды и павильон для кочевки пчел крестьянско-фермерского хозяйства «Медовый маёнтак». Он позволяет мобильно и быстро перемещать пчелосемьи в поисках медосборов. Также руководитель хозяйства Геннадий Радивон показал свои решетки для сбора прополиса, пчелоудалители и другой инвентарь пчеловода.

Меда с каждым годом всё больше, но программа не выполняется

В докладе консультанта отдела реализации лесопродукции Минлесхоза Оксаны Петрулевич отмечалось, что в целом работа в отрасли ведется. По отдельным лесхозам можно говорить об определенных достижениях. Однако, чтобы выполнить все показатели доведенной программы, необходимо потрудиться всей отрасли. Понимаешь, что такой порядок, как на пасеке Лидского лесхоза, можно наблюдать далеко не во всех хозяйствах. Отсюда и резонный вопрос начальника управления производства и реализации продукции Минлесхоза Андрея Мацкевича — как будет обеспечиваться выполнение программы по пчеловодству в дальнейшем?

»За 2018 год при плане 167,5 тонны меда лесхозы произвели 123,7 тонны. Задание по производству меда выполнили только в Могилевском ­ГПЛХО. Однако в 2017 году лесхозы заготовили лишь 104 тонны. Положительная динамика всё же есть.«

Пчеловод Лидского лесхоза Александр Коренко. фото

По товарности пчелопасек лидерами в прошлом сезоне стали Лоевский лесхоз — 31,9 кг с одной пчелосемьи, Кличевский — 30,6 кг и Октябрьский — 28 кг.

При этом 9 лесхозов Витебской области вышли в аутсайдеры, заготовив менее 10 кг на одну пчелосемью. К примеру, в Суражском лесхозе этот показатель составил всего 3,8 кг.

Оксана Петрулевич отметила, что по итогам 2019 года лесхозы должны получить 177,6 тонны меда, в 2020 году — уже 186,7 тонны, семей на каждой пасеке должно стать не менее 70.

Главные инженеры ГПЛХО высказали свое мнение о том, что для более успешной работы пасекам лесхозов не хватает профессиональных пчеловодов. Есть проблемы и с кормовой базой, в некоторых лесхозах, по их словам, необходимо сократить количество пчелосемей, как и уменьшить нормы по заготовке меда на одну пчелосемью — хотя бы до 16—17 кг. Впрочем, руководство отрасли такой подход, мягко говоря, не поддержало.

Такого понятия, как порода пчел, в Беларуси не существует?

На негативных моментах развития пчеловодства в стране остановился и руководитель «Медового маёнтка» ­Геннадий Радивон. Хотя пчеловод уже в этом сезоне получил более 25 кг меда с одной пчелосемьи.

— Для нормального развития пчеловодства нужна материальная, кормовая база и профессиональные кадры. Пчеловодов в стране готовит лишь Смиловичский аграрный колледж. Из-за того, что большинство пчеловодов не знают технологии обработки семьи, даже в лучшие годы в Беларуси погибает 40 % пчел.

На всю республику у нас остался лишь один пчелопитомник, который находится в Бресте, а на пасеках многие пчеловоды предлагают вывод маток сразу двух пород — это недопустимо. По этой причине сегодня в Беларуси не осталось такого понятия, как порода пчел.

Сегодня пчеловоды столкнулись еще с одной проблемой — реализация меда. Даже постоянный покупатель приобретает лишь 1—1,5 литра продукта вместо ведра меда, как ­было раньше. Из-за падения объемов продаж нам пришлось сократить пасеку практически вдвое — до 100 пчелосемей.

Руководитель «Медового маёнтка» отметил, что лесхоз — это единственная организация в стране, которая сохраняет пасеки, и предложил сотрудничество с лесхозами в области технологий пчеловодства, изготовления павильонов и платформ для кочевки пчел.

К коллегам обратился и руководитель частного фермерского хозяйства «Медовая семья» Андрей Рыжков. Многие помнят пчеловода по прошлому семинару. Сейчас его выступление звучало увереннее, да и результаты работы хозяйства с пасеками лесхозов на услугах стали куда выразительнее.

— Наше хозяйство — это более 1000 семей в Минской, Гродненской и Брестской областях, свой цех фасовки и упаковки меда, контракты с зарубежными покупателями. И сегодня мы переживаем не из-за проблем с реализацией, а, наоборот, из-за дефицита меда и профессиональных кадров. Белорусский мед нужен Европе, США и России. Его не хватает, поэтому идет реэкспорт «белорусского» меда, который на самом деле оказывается российским. Не справляются с объемом наших заказов и предприятия, которые производят для нас ульи и рамки. В общем, типичные проблемы для любой высокоприбыльной развивающейся отрасли.

У нас есть своя программа развития пчеловодства. Так, в следующем году у нас будет 5 тыс. семей, и это не потолок. В этом году в зимовку пойдут около 4 тыс. пчелосемей.

Простой секрет успеха «Медовой семьи», по мнению руководителя хозяйства, — это жесткая вертикаль руководства. Здесь есть мозговой центр, который дважды в неделю организует планерки, есть план стратегического развития на 5 лет и «нет людей, которые не умеют приспосабливаться под новые условия для пчеловодства».

Сегодня в «Медовой семье» команда из пяти человек — пчеловодов и их помощников — обслуживает тысячу пчелосемей, а средний заработок составляет 1000—1500 рублей.

Андрей Рыжков признается, что его мало волнует порода пчел на пасеке. Каждый год здесь меняют маток, и если какая-то семья выбивается из системы по причине болезни или слабости, она тут же расформировывается и ее заменяет другая. Выход меда — более 50 кг на семью.

— В Скидельском лесхозе, где мы работаем на услугах, при минимальных вложениях удалось достигнуть показателя около 20 кг с пчелосемьи, в Островецком лесхозе тоже выходим на 20 кг, — рассказывает пчеловод. — Сморгонский опытный лесхоз взяли осенью в очень плохом состоянии, за зиму погибла практически вся пасека, но в этом сезоне продолжаем работу дальше.
Андрей Рыжков, который в 17 лет обзавелся собственной пасекой, сегодня с уверенностью заявляет, что проблем со сбытом меда быть не может, если пчеловод будет заниматься только пчелами, оставив вопросы продажи специалистам.

«Мы создали ассоциацию «Медовики», которая объединяет переработчиков и поставщиков меда. Она помогает пчеловодам со сбытом продукта, там выстроена прозрачная система анализа и продажи меда.»

Помимо традиционных банок с медом, «Медовая семья» занимается выпуском сувенирной продукции, порционных видов меда с разными вкусами. К Европейским играм здесь выпустили мед в пакетиках по 15 граммов с логотипом спортивного праздника.

Пчеловодство в лесхозах: мнение профессионала

Андрей Рыжков, который в 17 лет обзавелся собственной пасекой, сегодня с уверенностью заявляет, что проблем со сбытом меда быть не может, если пчеловод будет заниматься только пчелами, оставив вопросы продажи специалистам. фото

Руководитель «Медовой семьи» показал свою заинтересованность в сохранении медового промысла и ведущую роль в этом он отводит именно лесхозам.

— Мы готовы составить для вас программу и вместе развивать белорусское пчеловодство, — отметил Андрей Рыжков. — Ведь в следующем году в Беларуси состоится международный конгресс Апиславии. «Медовой семье» есть что показать коллегам, но и вы тоже могли бы подготовиться к этому празднику. У вас есть все возможности, чтобы развивать пчеловодство. К примеру, одна ваша лесная машина стоит больше, чем содержание пасеки на тысячу семей. А если в лесхозах свернуть республиканскую программу, то пчеловодство в стране будет уже не восстановить.

Во время выступления хозяина «Медовой семьи» пчеловоды заметно оживились. Видимо, слова коллеги всё же произвели на них должное впечатление. Будем надеяться, что этот азарт пчеловоды смогут сохранить, передать руководству, и работа на пасеках станет эффективнее. Ведь искать причины неудач гораздо проще, чем с ними справляться.

— Нужно пробивать стены, нужно стремиться развиваться. Очень надеюсь, что в следующий раз, когда ко мне прие­дут шведы и скажут, что им нужны 200 тонн меда, я отвечу: хорошо, лесхозы произвели 1000 тонн, забирайте.

А что в итоге?

Подводя итоги семинара, Андрей Мацкевич отметил, что все резервы для увеличения выхода товарного меда с одной пчелосемьи в отрасли имеются. Для этого необходимо лишь грамотно организовать работу. И опыт частников — тому пример. «Подобная деятельность должна носить не только имиджевый, но и коммерческий эффект. И других вариантов здесь быть не должно», — резюмировал Андрей Мацкевич.
 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: