Эксперимент по выводу Городокского лесхоза из подчинения Минлесхоза был неудачным

Эксперимент по выводу Городокского лесхоза из подчинения Минлесхоза был неудачным

Пути реформирования

Александр ЦЫБУЛЬСКИЙ, Фото из архива лесхоза
18.06.2015 Версия для печати

Более пяти лет назад Городокский лесхоз был выведен из подчинения Министерству лесного хозяйства и передан ОАО «Витебскдрев». Этот эксперимент предполагал, что вновь созданная структура будет в комплексе решать проблемы выращивания леса и его переработки. Однако на практике вышло несколько иначе.

Административное здание ГЛХУ «Городокский лесхоз». фото

Поскольку головное предприятие было заинтересовано в ритмичном поступлении древесины для своих перерабатывающих цехов, то именно это и стало на пять лет главной задачей городокских лесоводов. 

И сегодня практически все, с кем довелось пообщаться в лесхозе, едины во мнении, что эти пять лет были потеряны для развития и теперь придется усиленно догонять хозяйства отрасли, которые все эти годы не стояли на месте.

По словам инженера охраны и защиты леса Натальи Черновой, «в нынешнем году в лесхозе была беспрецедентная закупка средств пожаротушения» — почти на 250 млн рублей. Из дорогостоящих приобретений можно отметить четыре новые мотопомпы, воздуходувку с подачей воды. Ведь последние 3—4 года для защиты и охраны леса от пожаров не покупалось вообще ничего. Тогда требовалось другое — древесина. А организовано дежурство в пожароопасный период или не организовано — дело десятое и мало кого интересовало. Нынешней весной в лесхозе провели ремонт ПХС и ППИ, поскольку они уже не отвечали требованиям, предъявляемым в отрасли к таким помещениям.

— По большому счету, все здания наших ПХС и ППИ нуждаются в ремонте, — говорит Наталья Александровна. — А в некоторых лесничествах планируется их строительство.

В разговор вступает главный лесничий лесхоза Анатолий Судник:

— Работы по ремонту ПХС и ППИ проведены во всех лесничествах. А что касается строительства, то уже построено 4 новых ППИ.

К пожароопасному сезону в Городокском лесхозе готовились основательно. Дело в том, что район этот малонаселенный, всего 23 тыс. жителей, из которых 12 тыс. живет в райцентре. К слову, это единственный район Беларуси, в котором за 70 лет после окончания Великой Отечественной войны так и не восстановилась довоенная численность населения… 

Надо думать о будущем

Естественно, работать в таких условиях непросто. Возьмем, к примеру, Вышедское лесничество, его площадь — 18 300 га. По словам лесничего Олега Жабило, когда лесхоз входил в состав «Витебскдрева», в лесничестве было всего три лесника. На такую площадь! В апреле нынешнего года их было уже пять. Олег Дмитриевич говорит, что весной внимательно присматривался к тем, кто трудился на посадке леса, чтобы кого­то из местных жителей принять на работу, а кого­то из своих рабочих перевести на должность лесника. И сегодня численность лесников в лесничестве выросла до семи человек. С работниками в этих местах туго, поскольку в окрестных деревнях остались почти сплошь  жители если не пенсионного, то предпенсионного возраста.

Олег Жабило вспоминает:

— Раньше если где-­то появился дымок, то лесник звонил мне и говорил: «Дмитрич, не волнуйся, это на колхозном поле траву жгут. Я прослежу, чтобы огонь не перекинулся на лес».

А сегодня лесников не хватает, приходится самому ехать и смотреть что да где. Подворный обход перед началом пожароопасного сезона сделали. Но на него надежда слабая, поскольку, как говорит лесничий, с некоторыми поговоришь, а они уже завтра и не помнят, что должны делать в случае пожара.

Впрочем, в Вышедском лесничестве кадровая проблема стоит не так остро, как в некоторых других. Здесь есть и мастера. Например, мастер леса Александр Войтак уже отработал два года после окончания колледжа и планирует трудиться дальше.

Но в лесхозе есть лесничества, в которых скоро работать будет просто некому, поскольку людей трудоспособного возраста в деревнях почти не осталось. Во время разговора с директором Городокского лесхоза Сергеем Якушевичем несколько раз так или иначе возвращались к кадровым проблемам. Например, в Руднянском есть только лесничий, но нет ни помощника, ни мастеров и три лесника на 18 тыс. га. Живет же в Рудне всего 6 трудоспособных человек, которые через год­два уйдут на пенсию. А рядом с ним — Меженское лесничество, в котором, кроме лесничего, есть еще мастер. И два лесника на 20 тыс. га… Естественно, что они не могут обеспечить достойную охрану и уход своим обходам в 10 тыс. га.

Кадровая проблема усугубилась за пять лет, которые Городокский лесхоз был вне Минлесхоза. По словам директора, они ежегодно посылали заявки на молодых специалистов, но ехать сюда мало кто отваживался. А пять лет без молодых специалистов, без прилития новой крови, естественно, только усугубляло кадровые проблемы.

Тем не менее нельзя сказать, что в лесхозе сидели сложа руки и ничего не делали, чтобы привлечь молодых специалистов. Делали и делают. В некоторых лесничествах им предлагают жилье. В том же Вышедском могут сразу выделить трехкомнатную квартиру. А Олег Дмитриевич надеется, что в ней вскоре поселится семья лесоводов. В 2016 году после окончания БГТУ в Городокский лесхоз приедет сразу три молодых специалиста. По словам заместителя директора по идеологической работе Юлии Григорьевой, в лесхозе ведется профориентационная работа. Если на территории лесничества находится средняя школа, то лесничие обязательно проводят ее со школьниками. В нынешнем году, например, три выпускника райо­на будут поступать в БГТУ на лесохозяйственный факультет. В лесхозе издан приказ, который обязует каждого лесничего, если на территории его лесничества есть средняя школа, проводить в ней работу со школьниками. Но беда в том, что таких лесничеств в районе осталось только три…

Впрочем, как сказал директор, «плакать и жалеть о прошлом не выход из положения. Надо думать о будущем и работать, чтобы его улучшить. Что теперь наиболее важное для человека? Заработная плата и социальные гарантии. Человек должен знать, что у него есть перспективы заработать деньги. Не получить, а именно заработать!»

Остались лесоводами

Директор ГЛХУ «Городокский лесхоз» Сергей ЯКУШЕВИЧ. фотоПовторюсь, с кем бы ни разговаривал в Городокском лесхозе, все без исключения говорили, что пользы от пятилетнего эксперимента не было. Возьмем, к примеру, такую проблему, как охрана леса. Так вот в эти годы в Городокском лесхозе государственной лесной охраны не было. И если лесник обнаруживал какое­то нарушение лесного законодательства, то он не мог самостоятельно никого наказать. Да и формы ни у кого в лесхозе не было. Не положено… Естественно, что все это не способствовало росту авторитета лесоводов.

Правда, все эти пять лет, несмотря ни на что, они занимались и посадками леса, и уходом за ним, и другими необходимыми работами. Хотя городокским лесоводам приходилось, пожалуй, труднее, чем другим. Бюджетного финансирования у них не было, поэтому в развитие лесного хозяйства они могли направить только то, что сами заработали. А возможности для этого были весьма ограниченны. Свой деревообрабатывающий цех у лесхоза есть, но оборудование в нем старое. Да и не приветствовалась его работа. Главное было обеспечить сырьем головное предприятие. Сосну, например, пилить самим было нельзя, пилили только ель, которой здесь растет немного.

Особенно тяжело лесхозу пришлось в начале нынешнего года. Дело в том, что вся древесина с промскладов в декабре была вывезена «Витебскдревом». Для того чтобы что­то продать в нынешнем году, надо было сначала напилить и вывезти из леса. А с этим как раз и возникла проблема. 

Дело в том, что техника здесь обновлялась, то есть закупалась в лизинг «Витебскдревом», в 2010—2011 годах. Иначе и быть не могло, поскольку лесхоз не являлся юридическим лицом. И после этого несколько лет ничего не покупалось. А когда Городокский лесхоз вновь вернулся в подчинение Минлесхоза, то более трех месяцев не мог воспользоваться этой техникой, поскольку юридически не он являлся ее собственником. Уж слишком много согласований пришлось пройти, вплоть до завода­изготовителя, чтобы она вновь заработала на делянках. И если бы не несколько бригад вальщиков, работавших на услугах, то как бы жил эти месяцы лесхоз — одному Богу известно.

Впрочем, то, что простаивала техника — это всего лишь одна из бед. Раньше все, что было срублено в лесу, поступало «Витебскдреву», а сегодня это предприятие древесину не берет. Да и другие потребители не выстраиваются за ней в очередь. С другой стороны, лесхоз очень рассчитывал на мобилизацию средств, был и план на поступления от попенной платы. «Витебскдрев», например, взял в аренду три лучших по расчетной лесосеке (99 тыс. кубометров) лесничества и за первый квартал перечислил только 11 млн рублей. Правда, в последнее время на этих участках начались лесозаготовки, но очень вяло. А у самого лесхоза до конца года осталось только 2 тыс. кубометров доступной хвойной лесосеки. Попытки разрешить эту проблему пока не увенчались успехом…

Большие надежды в ГЛХУ «Городокский лесхоз» возлагают на новую лесную дорогу длиной 8,1 км, строительство которой уже в этом году планируется начать в Руднянском лесничестве. Дело в том, что плечо трелевки в лесхозе составляет примерно 3—5 км, то есть дорог явно не хватает. Как результат — высокая себестоимость заготовки древесины. А что касается Руднянского лесничества, то сегодня в радиусе 10 км вокруг Рудни дорог нет совсем. Леса там приспевающие и средневозрастные, намечены рубки ухода и главного пользования. Так что дорога там будет как нельзя кстати. А уж что касается местных жителей, то они ждут ее с нетерпением. Как знать, может, она станет дорогой жизни для умирающей деревни?!

По словам директора лесхоза, сегодня им очень не хватает бульдозера на базе трактора Т­-130. В «Витебскдреве» он когда­то стоял неисправный, как говорится, под забором. В Городке нашли высококлассного механизатора, который его отремонтировал, и стали с его помощью ремонтировать свои дороги. Но теперь, когда лесхоз перешел в другое подчинение, бульдозер у него забрали…

Словом, ГЛХУ «Городокский лесхоз» — хозяйство непростое. Его опыт показывает, что попытка объединить лесное хозяйство и деревообработку под одним крылом ни к чему хорошему не ведет, поскольку главным в таком объединении станут объемы реализации готовой продукции, а посадка и уход за лесом, его охрана будут неизменно делом второстепенным.

Есть на кого опереться

Что порадовало в лесхозе, так это то, что нет там растерянности. И трудятся здесь преданные лесному делу люди. Да, трудятся тяжело. Может, не все и получается. Но есть и положительные изменения. Например, в декабре средняя заработная плата в лесхозе составила всего 2,1 млн рублей, в мае — уже более 4 млн. Кто­то может недовольно пожать плечами: подумаешь, достижение… «Накачать» зарплату не проблема, — рассуждает директор. — Главное, чтобы она была заработанной. Ведь это плата за работу, а не просто получка».

В лесхозе есть костяк ветеранов, которые отдали лесному хозяйству не один десяток лет. Например, директор Сергей Якушевич начал свою трудовую деятельность в этом лесхозе в 1981 году лесорубом. Еще больше стаж у лесников Петра Киреенка и Василия Смолякова. Последний, к слову, проработал в лесхозе 42 года с единственной записью в трудовой книге. Механизаторов на вывозке Александра Старовойтова и Леонида Кузьмина здесь называют фанатами своего дела, поскольку они могут выйти в выходной день, чтобы отремонтировать технику и вовремя выехать на лесосеку.

— Мы сделаем все, чтобы побыстрее преодолеть сегодняш­ние проблемы и выйти на уровень средних хозяйств отрасли, — говорит директор. — А путь к этому только один: чтобы хорошо жить, надо хорошо работать.
 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: