Будущее биомассы в Европе под сомнением?

Будущее биомассы в Европе под сомнением?

Тенденции

Наталья СКИТОВА, УП "Беллесэкспорт"
28.11.2019 Версия для печати

В настоящее время древесные пеллеты являются одним из крупнейших на международном рынке товаров из твердой биомассы. При формировании своей политики в области возобновляемых источников энергии (ВИЭ) Европейский союз рассматривал древесину в качестве источника возобновляемой энергии, что стало основной движущей силой быстрого развития мирового рынка древесных гранул.

Доля электроэнергетики из ВИЭ, то есть из ветра, солнца, воды и биомассы, в ЕС достигла 32,3 % в 2018 году. К 2030 году, по прогнозам, она может составить более 50 %. В целом все пророчат дальнейшую благоприятную динамику развития производства биомассы.

Однако всё чаще и чаще слышатся мнения ученых о том, что сжигание древесины увеличивает выбросы углерода и лесовосстановление не компенсирует рост концентрации углекислого газа в атмосфере. Политика ЕС в отношении ВИЭ должна быть пересмотрена, чтобы не допустить ухудшения климата в ЕС в результате вырубки и сжигания деревьев.

Что стало поводом для такого рода дебатов?

После принятия Парижского климатического соглашения некоторые европейские страны, например Великобритания, стали субсидировать использование биомассы, отказываясь от угля и делая ставку на древесное топливо для выполнения своих обязательств. Исходя из того, что биомасса является как возобновляемым, так и «углеродно-нейтральным» ресурсом, она должна была бы вести к снижению выбросов парниковых газов. На рынке появились игроки, которые стали получать огромные государственные субсидии (например, Drax Group). Противники использования биомассы апеллируют тем, что из США, Канады и Восточной Европы вывозятся миллио­ны тонн древесины, в первую очередь в Великобританию и Нидерланды. Вырубка древесины также негативно воздействует на климат. Оценив выбросы углерода в результате развития биоэнергетики, они пришли к выводу, что не стоит рассматривать биомассу в качестве возобновляемого источника энергии.

Вместе с тем влияние углекислого газа на потепление еще недостаточно изучено. Например, нет точных данных, как быстро распадается древесина в различных экосистемах и сколько углерода поглощается почвой.

Но с точки зрения экологической политики сжигание биомассы означает резкий выброс большего количества углерода в атмосферу, который не компенсируется его поглощением лесами.

Почти 800 ученых со всего мира подписали петицию в парламент ЕС, чтобы прекратить поддержку использования биомассы, так как на действительно возобновляемую и низкоуглеродную ветровую и солнечную энергию субсидии сильно сократились.

Какую роль исследователи видели в использовании биомассы?

Первоначальная идея была в том, чтобы предприятия, например бумажная фабрика или лесопилка, работали бы на своих собственных отходах, а не на дизельном топливе. Однако никакое увеличение объемов вырубки не могло быть оправдано климатическими причинами, как настаивали отдельные лоббирующие компании.

Идея о том, что для производства древесного топлива используются только отходы от лесозаготовок и лесопиления, оспаривается противниками использования биомассы. Они утверждают, что лесовосстановление не компенсирует объемы используемой для производства энергии древесины. Поэтому перед политиками стоит задача — найти систему стимулов и противодействия для сохранения лесов. Они настаивают на том, что солнечная и ветровая энергия на данный момент является «единственной проверенной технологией для борьбы с парниковыми выбросами».

Однако в июне 2018 года Европейская комиссия под давлением лоббирования со стороны производителей древесных гранул и скандинавской лесопромышленной отрасли проголосовала за сохранение биомассы в списке ВИЭ. Это решение позволило странам ЕС продолжить развивать производство пеллет. Теперь, похоже, будущее биомассы зависит от самих государств ЕС: будут ли они на государственном уровне поддерживать его, выделяя субсидии, или нет.
 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: