Сходство и различие

Сходство и различие

«БЛГ» — 25!

Александр ПИСКУНОВ
03.01.2020 Версия для печати

Четверть века — немалый срок, и всегда интересно узнать, что происходило в его начале, чтобы сравнить с днем нынешним. Ведь те дни — это уже история для всех, а тем более для поколения молодых людей, которые родились позднее и успели вырасти, получить образование и сложить свое мнение как о сегодняшнем дне, так и о минувшем. Как бы ни казалось, что они хорошо о нем знают, во многом то время остается для них малоизвестным и таинственным. Потому и хочется хоть немного открыть «окошко» в прошлое, для чего приведу отдельные фрагменты собственных публикаций, сделанных в начале 1995 года.



Безотходное производство при дерево­обработке не открытие современных новаторов, и 25 лет назад использование всего, что остается на лесопилках, было одной из первоочередных задач при освоении инвестиционных проектов. Когда в Сморгонском лесхозе на смену простенькой лесопилке пришла линия по производству профильных деталей, руководство (директор Александр Пахомов, главный лесничий Франц Гришкевич) сразу же позаботилось о приобретении технологической установки по производству арболитовых строительных блоков.

«Пропадавшие прежде без пользы щепа и опилки стали основой материала с высокими качественными характеристиками. Достаточно сказать, что никакой другой материал не может конкурировать с арболитом по тепло- и звукоизоляционным свойствам. И себестои­мость его невелика. Для изготовления кубометра блоков нужно 350 кг цемента, 190 кг опилок и 80 кг дефеката, представляющего собой отходы сахарного производства. Его в неограниченном количестве можно брать на ближайшем сахарном заводе в Скиделе».

Как и всегда, возникали в то далекое время и спорные ситуации, когда контролирующие органы, не всегда разобравшись в сути дела, пытались привлечь к ответственности лесных работников. Представитель областной экологии затеял было осмотреть участок леса вокруг детского дома в Кищино-Слободском лесничестве Борисовского лесхоза, который по их документации имел рекреационное назначение. В самом же лесхозе об этом ничего не знали, и на необоснованные претензии дали аргументированный твердый ответ, сославшись на главный для себя документ, в котором ничего не говорилось об этом участке леса.

«Для нас не существует никаких других лес­ных угодий, кроме указанных в лесо­устрои­тельном проекте», — сказал главный лесничий лесхоза Витольд Матэльский.

В то время новых экономических отношений лесхозы начали активно работать по созданию совместных предприя­тий. Островецкий лесхоз и польская фирма создали на базе лесхоза совместное предприятие «Лесполь» на условии делить прибыль пополам.

«И она не замедлила появиться, потому что иначе быть не может, если предприятие функционирует стабильно и нет проблем с сырьем и сбытом».

Директор совместного предприятия Александр Буй рассказал:

«Длинный тонкомер — это самый настоящий деловой материал. В дело идут даже обрезки длиной от полуметра и больше. Из них будут сделаны колышки, штакетник, заготовки для садовых дорожек, решеток, цветочниц».

«Мы на опыте убедились, насколько выгоднее поставлять обработанную древесину, чем гнать за границу кругляк, едва сводя концы с концами, — сказал директор лесхоза Стратоник Лях. — Не знаю, как бы существовал лесхоз, если бы мы вовремя не создали это предприятие. Но главное, рубки ухода теперь ведем по всем правилам, используем и горельник, и сухостой».

Нередко в то «лихое» время приходилось лесхозам в суде отстаивать свои права, предъявляя иски к посредническим торговым организациям. В мае 1995 года Высший хозяйственный суд Республики Беларусь оказался буквально завален исками со стороны лесхозов к республиканскому хозрасчетному внешнеторговому объединению «Белорусинторг» о взыскании задолженности по оплате за давно отгруженную продукцию. Директор Полоцкого лесхоза Николай Андреев рассказывал: «Почти год прошел, как «Белорусинторг» задолжал нам более 9 тысяч долларов. Сначала мы пытались договориться по-хорошему. В ответ получали только обещания. Мало того, их сотрудники заявляли, что деньги перечислены, — сознательно вводили нас в заблуждение. Мы напрасно теряли время, ра­зыскивая несуществующие платежи. Ничего не оставалось делать, как подать заявление в Высший хозяйственный суд с просьбой в принудительном порядке возместить нам убытки».

Заседание суда длилось недолго.

«Руководствуясь статьей 79 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судья объявил решение об изъятии со счета «Белорусинторга» оговоренной в иске суммы в пользу лесхоза».

С первых номеров газеты стало понятно, что людям в ней уделяют большое внимание. Пожалуй, это самое приятное, о чем всегда пишешь с удовольствием.

Когда пришлось поехать к лучшему лесничему года Владимиру Круглякову в Гоцкое лесничество Старобинского лесхоза, бросилось в глаза то, что уже, видимо, навсегда будет забыто:
«О лошадях разговор особый, топливно-энергетического направления, столь модного в нынешнее время. Лесничий не растерялся, когда круто вверх поползли цены на бензин и солярку. Хотя и не открыл Америку, но сориентировался быстро и из материала, в былые годы «валявшегося под забором», соорудил для трелевки три телеги на резиновом ходу. При проведении рубок ухода трудно найти такую технику, которая могла бы на все сто заменить лошадь с трелевочной тележкой. Такому незамысловатому «агрегату» и работать с мелочью под силу, и легко маневрировать между деревьями. Немаловажно и то, что после работы в лесу не останется малоприглядных следов, свойственных мощной технике».

Это только отдельные небольшие отрывки прошлых статей, которые, надеюсь, помогут хоть немного сравнить то время с нынешним и обнаружить как сходство, так и различие между ними.

 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: