Волчьих дел мастер

Волчьих дел мастер

Человек и его дело

Фото автора, Павел ВЛАДИМИРОВ
11.07.2019 Версия для печати

Своего пятьдесят шестого волка (на фото внизу слева) Николай Лычковский добыл незадолго до ухода на пенсию с должности егеря Белыничского лесхоза. Правда, особой собственной заслуги в той добыче он не видит: можно сказать, избавил хищника от долгой и мучительной гибели. Волк угодил в браконьерскую западню, поставленную, видимо, на кабана, но перегрыз трос и ковылял на трех лапах с петлей на шее.

Родился Николай Иванович в 1951 году в соседнем Круглянском районе, в деревне Смагиловке, где теперь известное Тетеринское охотничье хозяйство Управления делами Президента Республики Беларусь. Его братья до сих пор работают там: один водителем, другой — егерем.

Отец, бывший партизан и фронтовик, несмотря на тяжелое ранение, дошел до самого Берлина. Был он на руку как крепок (никто не мог его одолеть, как теперь говорят, в армрестлинге), так и скор: если встречался ему на какой-нибудь сельской гулянке бывший полицай, тут же получал от Ивана Лычковского по полной программе с «выспяткам» под мягкое место. Это уже сам Николай не раз наблюдал в своем детстве.

Батька и пристрастил юного Колю к охоте. Научил и петли ставить на волков, и в окладе стрелять серых разбойников. А на свою первую самостоятельную охоту, еще будучи учеником то ли седьмого, то ли восьмого класса, отправился, стащив батькино ружье. Отец всё переживал, что семья большая — девять детей, а есть дома нечего, надо, мол, лося застрелить. Вот Николай и решил стать добытчиком. И за полгода взял семь лосей!

В те далекие годы, впрочем, таких строгостей, как сейчас, в лесу не было, да и браконьерством подобную охоту можно было назвать лишь с формальной точки зрения. Это был вопрос выживания, и белорусские мужики решали его так, как повелось на их земле испокон века.

Дом Лычковских стоял возле леса, и на хозяйственный двор частенько заглядывали куницы. Их мех, как и лисий, тогда весьма ценился, и Николай быстро наловчился ловить их. Тоже ведь неплохое подспорье многочисленному семейству. Опять же, и за добытых волков премии выплачивались.

После школы Николай поступил в могилевское профтехучилище, готовившее строителей. За два года, проведенные там, несколько раз просто сбегал оттуда, чтобы только вырваться в лес на охоту. Бывало, мастер производственного обучения, зная за Николаем такой грешок, специально приезжал за ним в деревню.

Отучившись в строительном училище, Николай стал… мастером по ремонту часов в Белыничском комбинате бытового обслуживания! В армию его не взяли — нашли какие-то проблемы с сердцем. Вот и отработал он 36 лет часовщиком, а потом еще 16 лет егерем в Белыничском лесхозе — туда Лычковского пригласили, зная его охотничью страсть.

Всего за свою карьеру охотника Николай Иванович добыл множество серых разбойников: капканами, в окладах, из засидок у скотомогильника (только вот, как сам признает, вабить так и не научился). Всего же, насколько он сейчас может вспомнить, на его счету 65 матерых, прибылых и переярков. Да еще на логовах взято семь выводков, и в каждом — по семь щенят. Итого по меньшей мере 114 хищников. А сколько ушло подранками на верную гибель — охота ведь есть охота, всякое может случиться, — теперь уж и не сосчитаешь.

Приходилось Лычковскому встре­чаться и с другими «волками», двуногими.

Какое-то время он сторожил домик охотника, и его дубовая дубина, бывало, не раз остужала пыл ночных злоумышленников. А еще несколько раз какие-то лихие люди грабили его дом в деревне Осливке, что недалеко от Белыничей. Уносили в основном съестные припасы. Об одном из таких происшествий, закончившихся для воров полным фиаско, даже осталась материальная память: дыра от пули в стенке на крыльце дома. Выстрел из охотничьего ружья тогда никого не ранил, но надолго отбил преступный кураж негодяев…
 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: