Жизнь прожить и пустыню перейти

Жизнь прожить и пустыню перейти

Человек среди людей

Виктор ГАВРЫШ, Фото автора
08.05.2019 Версия для печати

Василий Яковлевич Кришталь родом из деревни Ляховка Борисовского района. В XIX веке его прапрадед откуда-то пришел в эти места. У него было пятеро сыновей. Одного из них звали Василием. У него родился сын Яков, который своего сына назвал в честь деда. Такое вот почти библейское начало получилось у этой нашей истории.

Родился Василий Яковлевич 15 февраля 1926 года на Грамницы. Ходил до войны в школу в соседнюю деревню Костюки. Вспоминает ветеран, что самая большая проблема у него и у многих других детей в школе были диктанты по русскому языку. Постоянно путали они русские и белорусские слова. А им ставили плохие оценки. Вася Кришталь из-за этого вообще сидел два года в одном классе, было дело…

А когда он сдавал экзамены за шестой класс, пришел наставник. Он сказал, что экзамены хорошо все сдали, но неизвестно еще, придется ли детям учиться дальше.

— Немцы пошли на Россию, — рассказывает Василий Яковлевич. — А нам что там тот немец, мы ничего не соображали. Мы коней пасем, и самолеты какие-то летают. Вот и всё.

Но через какое-то время в их деревню приехал большой мотоцикл с коляской. В нем прибыли трое военных. Они спрашивали, есть ли в деревне немцы. Дети ответили, что не знают, никого незнакомого не видели.

А еще через несколько дней началась оккупация. Немцы поставили гарнизон. На бывшем торфозаводе «Красный Октябрь» они устроили лагерь для пленных. Спустя еще какое-то время немцы начали отправлять молодежь на работы в Германию. Забирали юношей и девушек 1924— 1926 годов рождения.

— Мне уже 15 лет было, — делится воспоминаниями Василий Яковлевич. — Чтобы меня не забрали, батьки договорились, чтобы мне поменяли в документах год рождения на 1927-й. И я потом так всю жизнь с этой исправленной датой и прожил.

Когда в 1944 году советские войска освободили Беларусь, молодые парни из Ляховки ходили по деревням в районе Мстижа (большая деревня на севере Борисовского района). Помогали женщинам строить землянки. Те яму выкопают, а хлопцы сверху сруб с крышей ставили, чтобы можно было перезимовать. Многое тогда было разрушено. Людям негде было жить. Поэтому жили первое время в землянках.

А потом местных ребят, достигших 18-летнего возраста, призвали в армию. Их собрали в Кищиной Слободе (еще одна крупная деревня под Борисовом). 20 октября 1944 года погрузили на машину и повезли.
«Уже снежок лежал, — воспоминания ветерана свежи и сегодня. — Мы проезжали Смоленск. И приехали в Козельск. За проволоку. Там были бараки и двухэтажные нары — учебка. Гоняли нас там шесть месяцев. Учили танки истреблять из противотанковых ружей Симонова и Дегтярева.»

К курсантам учебной части приезжали матери, привозили сухари. Перевес на стороне Красной армии в ту пору был уже очевидным. И посылать на фронт молодняк не торопились. Но когда Германия капитулировала, домой их не отпустили. Поползли слухи по части, что кого-то отправляют в Беларусь служить.

— Я плачу, тоже хочу домой ехать служить, — рассказывает эмоционально Василий Яковлевич. — А меня оставляют. Тогда я получил из дома перевод. Пошел к ротному и сунул ему деньги в карман, чтобы отправил меня служить. Ну он меня и послал.

Тут же поймали мы совсем молодого солдатика, «раздели» его. Я переоделся в новую форму и запрыгнул практически в последний вагон отправлявшегося поезда. Нас подцепил паровоз и повез…
Только не в Беларусь, а в Китай. Выгрузили нас только возле монгольской границы. Вышли мы из вагона и видим, как с нашего майора погоны срывают, ремень сняли, собаку его забирают. Спрашиваем, что такое? А он, оказывается, полвагона наших пайков хотел продать.

Новобранцев перегрузили в маленькие вагончики узкоколейки и повезли дальше. Но провезли всего 80 километров. Дальше вся дорога была пешком. До реки Халхин-Гол. Дело было в августе. Днем была страшная жара, идти было невозможно. Поэтому шли ночью, а днем спали в палатках.

На Халхин-Голе им повезло. Колонна курсантов двинулась правее. А те, кто пошли прямо, попали на замаскированные позиции японцев. Их, как потом говорили, там было 11 тысяч…

Когда часть прибыла к месту назначения, ее расформировали. Новобранцев распределили по новым частям. Василий Кришталь попал в противотанковую артиллерию. В его отделении была 100-миллиметровая полевая пушка (БС-3) и автомобиль, который ее буксировал. Тут надо отметить, что уже в 1944 году с появлением тяжелых немецких танков ПТР Симонова и Дегтярева стали неактуальными. Поэтому переформирование вооруженных ими подразделений было логичным.

— У нас во взводе было всего три опытных старых солдата, — рассказывает ветеран. — Чужинов, Вегерюк и этот, как его фамилия… ай, забыл уже. И вот нам сказали, что мы попали в передовой отряд. Старые солдаты носы и поопустили. А нам что? Мы же не понимаем ничего. По машинам сели и поехали. До Саолуня и дальше, до Вуланмао. Это уже в Китае.

Впрочем, «поехали» — это мягко сказано. Именно во время этой «поездки» наш герой и повоевал. Конечно, как он сам говорит, артиллеристы не ходили врукопашную. Их позиции всегда были немного на удалении от переднего края. Тем не менее возможностей нюхнуть пороху было предостаточно.

«Рост у меня маленький, потому меня назначили связистом, — своих габаритов наш герой не стесняется совершенно. — Один связист возле комбата, другой возле пушек. Вот мы между ними и бегали. Связь нужна была постоянно. А провода часто обрывались. Их и обрезали. Даже не знаю кто. Китайцы или японцы.»

А какие там места в Манчжурии! Пустыня! Всё песком засыпано. Ни города, ни деревни, ни дерева. Ничего. Только если речушка где есть, там какое-то пристанище можно найти.

Так добрались мы до Вуланмао. Нас сначала хотели разместить в японских казармах. Но специалисты решили, что они могут быть специально заражены. Тогда нас выгнали в поле. Мы там окопались и стали ждать, когда нас будут посылать обратно в Россию. Теленка какого-то поймали, придушили. Сготовили, наелись от пуза и ждали.

В то время уже кукурузник над нами пролетел и разбросал листовки. В них говорилось, что Япония капитулировала. Японцы начали вылезать изо всех щелей и сдаваться. Даже удивительно было, как и где они умудрялись прятаться.

В один из дней того ожидания артиллеристов построили и начали вызывать из строя. Сначала тех, у кого есть немецкие родственники. Такой среди них оказался только один. Потом вызвали тех, кто был под немецкой оккупацией. Тут уже все молодые белорусы вперед вышли. И их всех отправили в Читу.

В Чите их поселили в казарме у летчиков. Служить там было тяжело. Морозы зимой до минус 40. И Василию Кришталю старшие товарищи посоветовали: делай что хочешь, но просись на Кавказ, там легче. Он так и поступил. Перевелся сначала в Астрахань, оттуда со временем на Кавказ, в Махачкалу. А из Махачкалы в Краснодар. Там он и демобилизовался 28 февраля 1951 года, отслужив в армии полных семь лет.

Больше всего тогда каждому солдату хотелось вернуться на родину. И Василий Кришталь сразу же отправился в родную Ляховку. А приехал домой — работы нормальной в деревне нет. Только в колхоз идти. Но в колхоз он не хотел и пошел работать на торфзавод. Отработал там четыре месяца. Оттуда перешел на смолзавод. Туда ходили на работу и обратно по 12 километров в одну сторону. Пилили деревья ручной пилой. Из карьеров корчи вытягивали. Корчи закладывали в жестяные емкости и под давлением пара выгоняли из них скипидар. Здесь он дорос до должности старшего аппаратчика, отработав в общей сложности 26 лет.

В 1952 году Василий Кришталь женился. Через год родился сын. А через два — дочка. Хату, в которой он в канун очередной годовщины Победы встречает гостей, сложил сам в 1960 году. Со своей женой, Анной Семеновной, в любви и согласии прожил 63 года. Но это личное…

А в 1977-м Василий Яковлевич стал лесником в военном Печинском лесничестве. И там он проработал 30 лет. Пока ему не исполнилось 80 лет! Военным лесничество называлось не просто так. Оно обслуживало огромный армейский танковый полигон 1-й категории под Борисовом. Там регулярно проводились учения и стрельбы нескольких родов войск. Стреляли там изо всех видов стрелкового оружия, из танков и пушек, всеми типами снарядов.

Как раз в то время полигон расширяли. Его площадь в результате составила свыше 18 тысяч гектаров. Под расширение выделили целый квартал леса. Этот квартал вырубили. Леса было столько, что весь полигон ветками устлан был.

— Их надо убирать, а тут учения, — вспоминает ветеран. — И трассирующими пулями их подожгли. У нас хорошая полоса отведена была противопожарная, но пришлось поработать. Хорошо, что военные быстро сориентировались и нам помогли. Были там специальные машины на гусеницах, которые быстро опахали очаг возгорания, а то бы было много беды...

Несколько поколений борисовчан и жителей окрестных деревень тоже доставляли хлопот военному Печинскому лесничеству, вошедшему со временем в состав Борисовского опытного лесхоза. Леса вокруг полигона были богаты грибами. А землянику и клюкву ходили собирать, невзирая на воинские посты и запреты, прямо на полигон. Люди жили бедно, поэтому ходили все, кто мог, собирать дары природы. Приходили и те, кто не разбирался в грибах. Не раз Василий Яковлевич предупреждал таких собирателей, чтобы не брали ложные грибы.

— И вот так я за свою жизнь, получается, отработал 56 лет, — с обидой говорит ветеран. — А пенсии мне больше не заплатили. Сказали, что по стажу максимум добавляют за 41 год работы. Мы же труженики, а не пьяницы какие. У меня хорошая пенсия, грех жаловаться. Но это несправедливо.

Наверное, у него есть право так думать. Вся грудь ветерана увешана наградами. Самые значимые из них: «Орден Великой Отечественной войны», медали «Ветеран труда» и «За победу над Японией». И дело тут действительно не в деньгах, а в принципе.

Хотя, справедливости ради, отмечу, что мой дед Алексей Тимофеевич оказался в свое время мудрее. Он наработал стаж себе на пенсию. А потом наработал стаж на пенсию своей жене, Аграфене Дмитриевне, которая родила ему шестерых детей, а на работу ходила всего пару лет в своей жизни. И то было это во время немецкой оккупации, когда она осталась одна в Борисове с тремя детьми на руках…
 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: