Возраст спелости

Возраст спелости

Честь зеленого мундира

Фото Валерия ХАРЧЕНКО, Татьяна БИНДА
11.01.2018 Версия для печати

Хозяйство лесничего Александра Богомазова — 10,5 тысячи гектаров лесного фонда Хальчанского лесничества Жлобинского лесхоза, и следит за этим лесом Александр Иванович вместе со своим коллективом вот уже 35 лет. А до этого была служба в авиационной охране лесов и романтика суровой, но такой прекрасной сибирской тайги.

«Медведя встретить не довелось, только следы его видел — здоровенные»

«Никакой телефонной связи у нас не было. Радиостанция оставалась единственным средством для передачи сообщений на большую землю после того, как нас десантировали в тайгу для тушения лесного пожара…» Служба в Сибири для Александра Ивановича оказалась пусть и недолгой, но вспоминать о ней лесничий будет всю жизнь.

Природу наш герой любил с самого детства. Современной детворе не понять, как деревенские ребята дни напролет проводили в лесу, какие игры и детские забавы находили в лесной чаще. Когда учеба в школе была почти окончена, молодой человек стал искать в газетах информацию о профессиях, примерять образ того или иного специалиста на себя. Потом односельчане Александра, которые уже поступили в Великолукский лесной техникум, воодушевленные, сагитировали парня пойти учиться туда же.

— Профессию выбрал случайно, не буду обманывать, что это было моей мечтой с детства, но любовь к природе, уважение к ней, как к человеку, были всегда, — говорит наш герой.

Перед окончанием учебы в Великие Луки приезжали представители разных профессий и старались лучших студентов переманить к себе. Так, Александр в 1981 году решил попробовать себя в тушении таежных пожаров и устроился десантником в Иркутское отделение авиационной базы в городе Киренск.

— Дополнительных курсов с нами не проводили, перед отлетом было лишь несколько тренировок на спусковом устройстве и всё, — вспоминает Александр.

Российская тайга — бескрайнее зеленое поле, где до сих пор остается немало дремучих мест, куда не ступала нога человека. Растут там преимущественно кедры, лиственницы, которые уже давно перешагнули возраст спелости. Первозданный лес представляет собой настоящие дебри — идеальное условие для быстрого и беспрепятственного распространения пожара. Откуда что полыхнуло — уже и не разобрать, когда вокруг охвачены огнем сотни гектаров. А потушить такую стихию может только лесная авиация, ведь на 500 км вокруг может не быть ни одного населенного пункта.

В то время по всей Иркутской области были разбросаны авиаотделения, которые патрулировали лесной фонд. Пожар обнаруживала патрульная авиация, которая отдавала сигнал собирать десантников и доставлять их на место, где случилась беда.

— По тросу с 30-метровой высоты мы спускались к кромке пожара. За нами с самолета дислоцировали инструмент — лопаты, ранцевые опрыскиватели, палатки, продукты питания и резиновую емкость с тонной воды, — вспоминает лесничий.

Пожар, который охватывал площадь до 10 га, тушила команда из 8 человек. Когда стихию удавалось победить, лесной десант оставался в тайге еще на две недели, чтобы караулить место возгорания и не допустить повторного распространения огня.

Когда пожар был потушен, в свободное от патрулирования время десантники любили рыбачить. Холодные воды таежных рек богаты на хариуса — рыбу семейства лососевых с огромным плавником во всю спину. Добычу готовили на всех у большого костра. А еще за время таежных командировок Александр вдоволь поел полезных кедровых орешков.

— Конечно, в тайге встречал и диких зверей: таежного благородного оленя — марала, «клыкастую» косулю — кабаргу. А вот медведя, слава богу, вживую увидеть не пришлось, хотя его следы мне попадались — здоровенные! — вспоминает лесничий. — Звери и птицы в тайге, никогда не видавшие человека, нас не боялись и вплотную подходили к лагерю, рябчики подлетали прямо к палатке.
Чтобы во время охоты или рыбалки не затеряться в таежном лесу, по пути нужно было делать небольшие зарубы на деревьях — с помощью этих ориентиров возвращались обратно. Иначе, если пройдешь километров 10, а на обратном пути хотя бы на один градус ошибешься, в густых дебрях дорогу к лагерю уже не найдешь.

Вылетать на тушение пожаров за 8 месяцев Александру довелось не меньше 10 раз. Но свою краткосрочную службу в авиации он называет удачной, ведь в тот год обошлось без серьезных пожаров: максимальная площадь возгорания, с которым пришлось справляться, была 15 га.

— Есть такой город в Иркутской области — Бодайбо, где находятся золотые прииски. В этих местах были сильные пожары в год проведения Олимпиады в Москве, — говорит Александр.

Административное здание Хальчанского лесничества. фото

«Мы действительно приносим пользу и нашей природе, и государству»

Романтику сибирской тайги молодой человек сменил на учебу, поступив на заочное отделение Ленинградской лесотехнической академии. А в 1982 году Александр вернулся в Беларусь и начал трудиться в Жлобинском лесхозе. Сначала мастером леса в Дворищанском лесничестве, потом в родном, Хальчанском, лесничестве, которое вскоре возглавил и успешно развивает и охраняет вот уже 28 лет.

— Сейчас я ощущаю себя счастливым человеком, потому что испытываю радость и гордость за проделанную работу. Ведь сколько мы леса создали за эти годы, сколько песчаных земель, неудобиц, переданных сельхозпредприятиями, разработали за это время! — рассказывает лесничий. — Зачастую особо рьяные защитники природы упрекают лесоводов за якобы массовые вырубки, уничтожение лесов. Полная чепуха! За время моей работы покрытая лесом площадь увеличилась, улучшился породный состав насаждений, лес стал значительно чище. Так что мы, лесоводы, действительно приносим пользу и природе, и государству.

Хальчанское лесничество в 1980—­1990-е годы создавало до 150 га новых лесных культур. Александр Иванович с ностальгией вспоминает то время, когда в посадках принимали активное участие школьники.

— Когда начиналась весенняя страда, сельская школа отправляла на помощь к нам целый класс учащихся. Ребята старались, делали всё по технологии и получали свой первый заработок — 3 рубля, а то и целых 5 рублей. Все оставались довольными. Сейчас, чтобы пригласить к себе на работу школьников, нужны разрешения, заключения медкомиссий, поэтому зачастую с посадками справляемся сами. Жаль только, что у ребят пропадает в этом случае шанс попробовать и оценить настоящий труд лесовода.

Лесничему Хальчанского лесничества повезло: крупные деревни в округе решают проблему с кадрами. У Александра Ивановича молодой коллектив помощников, все — местные ребята, и еще перед приемом на работу руководитель уже имел представление о каждом из них.

— Чаще всего с просьбой о трудоустройстве к нам обращаются местные жители, я их всех уже знаю, поэтому ошибаюсь в людях редко. На первом плане у руководителя должно быть уважение к людям. Лесничий, начальник отдела, директор должны видеть в каждом работнике в первую очередь личность, — считает руководитель.

Вместе с молодежью Александр Иванович старается сохранять лучшие традиции ведения лесного хозяйства. Так, в лесничестве до сих пор остаются четыре лошади, за которыми ухаживают лесники. В то же время хозяйство не отстает в освоении новых технологий.

— Помню, как от бензопил «Урал» и «Дружба» мы переходили к зарубежным «Хускварнам», — вспоминает лесничий. — Сначала вальщики жаловались: «Что ж это я нагибаться буду, когда в старой пиле удобные высокие ручки?» Зато новый агрегат весил 8 кг, а та же «Дружба» — целых 16 кг! Нагрузка на спину была огромной.

Александр Иванович с улыбкой говорит, что он в лесоводстве уже достиг возраста спелости. А вот лесу, который он посадил, еще расти и расти.


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: