Полесский самородок

Полесский самородок

Люди и судьбы

Светлана ЖИБУЛЬ
07.01.2021 Версия для печати

Как важно, уходя в вечность, оставить след на земле, а не наследить. В пример можно привести историю жизни бывшего директора Лельчицкого лесхоза Гомельского ГПЛХО Ивана Ниловича ЗУБРЕЯ. Прошло более 20 лет, как его нет с нами, а его помнят коллеги, земляки, родные. Эта светлая память постоянно остается и в печатных строках изданий. Он заслужил такой эпитет — полесский самородок. И я стала причастна к судьбе этого человека, слушая и записывая воспоминания его коллег и родных.

...История его жизни примечательна тем, что он родился в год начала Великой Отечественной войны и был последним, 11-м, ребенком в семье. Отец его пришел инвалидом с Первой мировой войны — без одного глаза и пальца на руке. Все дети, кроме старшей сестры Марии, которая имела боевые награды за партизанскую деятельность и жила в Украине, остались в родной деревне Глушковичи Лельчицкого района. А Иван и вообще в родительском доме, вместе с супругой они досмотрели в любви родителей до глубокой старости. Отец, Нил Иванович, умер в 95 лет, мать, Матрона Федосеевна, — на девятом десятке. Отец был мастером леса в местном, Глушковичском, лесничестве. Четверо его сыновей стали водителями, а вот младший Иван пошел по стопам отца и связал свою жизнь с лесным хозяйством. Начинал лесорубом Глушковичского лесничества, где многие годы работал мастером леса его отец. Иван имел большую тягу к знаниям и поступил в Полоцкий лесной техникум. Вернувшись домой с дипломом, получил должность помощника лес ничего в Милошевичском лесничестве, а через полгода был переведен на должность лесничего в Глушковичское лесничество. Так со своей деревни больше никуда и не уезжал: здесь он родился, здесь и похоронен. 

Вскоре после назначения лесничим состоялось судьбоносное событие в его жизни. Глушковичи граничат с Украиной. Он гостил у своего коллеги, лесничего Майдан-Копищанского лесничества. У друга заболел ребенок, и на дом вызвали медика. Прибыла молодой специалист Надежда, как оказалось, приехала она за своей судьбой. Вскоре она стала женой Ивана Зубрея. Он был уже состоявшимся человеком и в свои 32 года не стал затягивать со свадьбой. А его избранница — совсем юная девушка. У них сложился очень крепкий семейный союз, родились три дочери, две из которых, младшие, продолжают дело своего деда Нила Зубрея и отца Ивана Зубрея. Оксана Романовская — экономист Лельчицкого лесхоза, где работал директором ее отец, а Елена Зубрей — ведущий экономист РУП «Белгослес». Старшая дочь, Светлана, пошла по стопам матери-медика — она заместитель главного врача Лельчицкой центральной районной больницы. Это только кажется, что она не имеет отношения к работе отца. Послушаем, что говорит сама Светлана Ивановна: 

— Мне нередко доводится сталкиваться с такими приятными моментами. Местные люди пожилого возраста, которые приходят на прием, часто вспоминают моего отца. И все добрым словом, с благодарностью. Это не только честь нам, но и большая ответственность — своей жизнью и деятельностью соответствовать светлой памяти об отце. 

Есть такие знаковые моменты в истории этой семьи. Имя прадеда Нила носит младший сын Светланы. Всего у Нила Ивановича 46 внуков, а у Ивана Ниловича — 43 племянника. Старшему сыну Светланы дали имя деда — Иван. Он студент Белорусского технологического университета, который окончили его дед и две его тети. 

Если же создавать образ героя нашего очерка из воспоминаний его коллег, то наиболее ярко в нескольких словах это сделал его предшественник в кресле директора Лельчицкого лесхоза Петр Хлебоказов: «То, что сделал Иван Нилович Зубрей, хватило бы на семерых директоров». 

Пройдемся мельком, как только позволяет скупая газетная площадь, по этим достижениям. В конце 1970-х, когда он заступил на должность директора (в свои 38 он был одним из самых молодых директоров в Гомельском ГПЛХО, а может, и в республике), площадь лесхоза составляла 210 тыс. гектаров, в его состав входило 18 лесничеств. Из весомых материальных ценностей была только старая пилорама. Иван Зубрей на высоком месте пустыря вбил кол, тем самым положив начало строительству производственной базы лесхоза. Под его руководством были построены лесопильный и столярный цеха, цех мелких пиломатериалов, гаражи, складские помещения, пожарно-химическая станция, котельная, много ведомственного жилья, столовая… 

Вдова, Надежда Станиславовна, рассказывает, как лесхоз вышел из отстающих в лидеры по производству хвойно-витаминной муки, за выполнением планов по выпуску которой велся строгий контроль. Иван Зубрей организовал работу в три смены, сам ходил на «передовую», вторую смену возглавил главный лесничий, третью — инженер. Вскоре они закрыли задания по всему Гомельскому лесообъединению. А на второй год директорства принялся за возведение механизированного деревообрабатывающего цеха. Чтобы построить его хозспособом при жестком тогдашнем планировании, пришлось ходить по инстанциям, выбивать стройматериалы, оборудование, проявлять неимоверные усилия, как и во всем другом, что он делал, но начинание было доведено до конца. 

В Лельчицком лесхозе появился первый в лесном хозяйстве республики башенный кран, он сам ездил за ним в Москву. На базе Лельчицкого лесхоза постоянно проводились республиканские и всесоюзные семинары, было что показать и о чем рассказать всему свету. Непревзойденные результаты были получены от развития побочного лесохозяйствования. Большими объемами стали заготавливаться и реализовываться на внутреннем и внешнем рынке дикорастущие ягоды и грибы, было построено овощехранилище. 

Безотходная переработка древесины, выпуск товаров народного потребления, заготовка в больших количествах дикоросов, поставка их на экспорт помогли укрепиться экономике лесхоза. Это позволяло приобретать необходимую технику и оборудование для успешного ведения лесного хозяйства, укрепления хозспособом материально-технической базы. Даже в самые трудные времена лесхоз работал с прибылью, не было ни одного месяца, чтобы не выполнялся план. Отношение руководителя к людям — бережное и внимательное, без повышения голоса, тактичное, терпеливое, без холодных приказов, неимоверных требований — оставило у всех его подчиненных сердечную благодарность. Он сам был для подчиненных образцом ответственного и неравнодушного отношения к работе.

На семейном фото: Елена, Светлана с мужем Леонидом, Оксана с мужем Евгением и Надежда Станиславовна. фото

Преобразились зоны отдыха в лесных массивах: здесь он позаимствовал опыт украинских коллег, по пути на родину жены (а это 350 км) всегда восхищался лесными скульптурами и другими яркими элементами украшения лесных дорог. 

Были задействованы и природные преимущества: Лельчицы — клюквенный край. Инициативный директор заложил плантации по выращиванию крупноплодной клюквы и черноплодной рябины, которые успешно плодоносят и в настоящее время. Местные пенсионеры каждый год с нетерпением ждут, когда лесхоз начнет набирать сезонных рабочих на сбор ягоды, это хороший приработок к пенсии. И в Лельчицах говорят: «Идем на Зубрееву клюкву». 

За опытом работы в Лельчицы тогда еще во времена Советского Союза стали ездить лесоводы не только из союзных республик — Украины, России, но и из Польши. Иван Зубрей демонстрировал не только хозяйственность, но и славянский характер. Он любил принимать зарубежных гостей в своем доме, угощать национальными блюдами и согревать их не только радушием, но и песней — они с женой мастерски пели дуэтом.

Итоги работы Лельчицкого лесхоза были отмечены высокими наградами — почетными грамотами, дипломами самого высокого уровня за производственные победы. А сам руководитель удостоился ордена Почета, а также звания «Отличник лесного хозяйства СССР». В 1989 году ему было присвоено звание заслуженного лесовода БССР. Среди других значимых наград — Почетная грамота Верховного Совета БССР. Его портрет постоянно заносился на Доску почета. Иван Зубрей 20 лет руководил Лельчицким лесхозом, при нем он имел статус опытного. Директор горел, выполняя любое дело. 

…Его жизнь оборвалась неожиданно. Когда его не стало, ему было неполных 57 лет. Кто мог подумать, что внезапно перестанет биться сердце такого живого, активного, сильного духом и телом человека, который занимался гиревым спортом, был успешным спортсменом. Это была горькая новость для всех. В семье остались сиротами маленькие дети — младшая Оксана еще не ходила в школу, Елене было 9 лет, а Светлане не хватило одной недели, чтобы показать отцу диплом после успешного окончания мединститута.

Тогда не было мобильных телефонов, июньская гроза оборвала провода и потерялась связь. Но на его похороны собралась масса людей. Приехали министр лесного хозяйства, директор Гомельского ГПЛХО, руководители района, местных предприятий, коллеги из лесхозов. 

Надежда Станиславовна говорит, что так, как работал ее муж, не каждому под силу — без остатка отдавал себя делу, людям, Родине. Он не брал больничные листы, на протяжении 12 лет ему ни разу не удалось пойти в отпуск: то начало квартала, то конец, то под угрозой выполнение плана, то финиш года, то его старт. И так каждый месяц. Это для него было нормой жизни. И для его семьи, которая гордилась мужем и отцом и во всем его поддерживала. 

Надежда Станиславовна больше замуж не вышла. Одна поставила дочерей на ноги. Чтобы не загружать себя мрачными мыслями, окунулась с головой в работу. Глушковичи — большая деревня, есть даже свой щебеночный завод. Она трудилась акушеркой в местном ФАПе, затем — в местной участковой больнице. Ее общий стаж в медицине составляет более 40 лет. Скольких детей приняла она в их приход в этот мир! 

По-прежнему вела большое домашнее хозяйство, были годы, когда только площадь под картофель составляла 70 соток. Бережно и свято хранит память о муже. Она счастлива, что рядом с ней был такой неординарный человек. Многое вспоминается, и этих живых, ярких воспоминаний хватило бы на целую книгу. 

Можно улыбнуться вместе с рассказчицей, слушая такое. На уазике в начале 1980-х ездили только начальники. Когда Иван Нилович въезжал в деревню, свои и чужие дети сбегались, он их всех загружал в машину и катал. Никогда не проезжал мимо путников, всех брал по дороге. Часто жена делала ему замечание: «Ну что ты здороваешься с людьми, которых не знаешь?» А он ей отвечал: «Ну разве мне трудно приветить человека, посмотри, как реагируют пожилые люди на такое приветствие директора, поклон готовы в ответ отдать». 

У сельских людей есть привычка посидеть на скамеечке. Он мог остановиться возле них, перекинуться словами, поделиться новостями. Так он собирал себе сокровища на небесах, так учил всех любви. Чтобы иметь ее в избытке к себе сейчас, чтобы жила о нем светлая память: и в продолжении его дела в Лельчицком лесхозе, и чтобы вот так тепло и надежно поселиться в душах своих детей, внуков и тех, кто придет в будущих поколениях. 

Память о нем хранят не только сердца. Его имя украсило летопись Лельчицкого лесхоза. Одной из дубрав Буйновичского лесничества, которые создавались при его участии, присвоено звание «Дубрава имени заслуженного лесовода Республики Беларусь Ивана Ниловича Зубрея» с установкой памятного знака. Министерство лесного хозяйства учредило переходящий кубок «Памяти заслуженного лесовода Ивана Ниловича Зубрея» по гиревому спорту.


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: