Эксперты: «Меняется климат — меняется лес»

Эксперты: «Меняется климат — меняется лес»

Мнение

Евгения ПЕСТУНОВА, Фото автора
15.03.2018 Версия для печати

Перемены в природном растительном покрове и необходимость актуализации адаптации к ним одной из важнейших климатозависимых отраслей экономики Беларуси — лесного хозяйства недавно обсудили эксперты за круглым столом в БГТУ. Проблема объединила практиков лесной отрасли, ученых, представителей органов государственного управления, международных и общественных организаций. Особое внимание участники мероприятия уделили презентации и обсуждению стратегий и планов действий по адаптации лесного хозяйства Беларуси к изменению климата, увеличению абсорбции парниковых газов, внедрению принципов «зеленой» экономики. Акцентируем внимание на выступлениях отдельных экспертов.

Леонид РОЖКОВ, док­тор сельскохозяйственных наук, профессор кафедры лесоводства БГТУ: «Сохранить и по возможности повысить достигнутый уровень абсорбции лесами диоксида углерода — одна из стратегических задач лесохозяйственной деятельности».

Уникальный опыт Лео­нида Николаевича в исследовании лесоуглеродного ресурса Беларуси и возможностей его использования, как никогда, актуален в рамках новой стратегии адаптации лес­ного хозяйства к изменениям климата. Этой проблемой ученый начал заниматься еще 40 лет назад будучи аспирантом. За эти годы была проделана титаническая работа, реализовано множество научных проектов в этом направлении. Благодаря этим усилиям сегодня в распоряжении специалистов появилась методика оценки общего годичного депонирования углерода лесами Республики Беларусь, которая согласована с международными методиками оценки и утверждена Министерством лесного хозяйства.

«Динамика накопления углерода нашими лесами устойчивая, начиная с периода послевоенного времени и до настоящего времени. Такая ситуация складывается сегодня не везде в мире. Так, за период с 1945-го по 2017 год увеличились общая площадь лесного фонда в 1,55 раза, продуктивность (средний запас насаждений) — в 3,1 раза, общий запас — в 5,5 раза. Это результат эффективной лесохозяйственной деятельности в областях лесовосстановления и лесоразведения, мероприятий по повышению продуктивности и ухода за лесом, рационального лесопользования и др. Увеличение запасов насаждений, соответственно фитомассы лесной экосистемы республики, ведет к возрастанию нетто-потока углерода от атмосферы в лес и его поглощению лесом. За период с 1956 года (первый послевоенный государственный учет лесов) содержание углерода в лесном фонде увеличилось. По состоянию на 01.01.2017 года пул углерода в лесном фонде Республики Беларусь составил 3492,7 миллиона тонн. При увеличении площади лесного фонда в 1,3 раза пул углерода возрос в 2,52 раза. Так, прирост углерода почти в два раза превышает долю прироста площади лесного фонда. Лесами Беларуси за 1956—2017 годы «изъято» из атмосферы, депонировано в фитомассе и почве земель лесного фонда порядка 2100 млн тонн углерода. Это соответствует «стоку» (абсорбции) примерно 7700 млн тонн СО2. С учетом того, что за этот период прирост массы СО2 («эмиссия») в атмосфере Земли составил примерно 420 млрд тонн, устойчивая углерододепонирующая тенденция лесов Беларуси заслуживает высокой оценки.

Отдавая должное лесному хозяйству Беларуси за масштабное депонирование углерода фитомассой и почвами земель лесного фонда, на перспективу важно сохранить, а по возможности и повысить достигнутый уровень абсорб­ции лесами диоксида углерода как ключевого фактора его вывода из атмосферы. Прогнозируется по сравнению с 2017 годом увеличение к 2030 году ежегодно в среднем на 1694 тыс. куб. метров объемов вывозки заготовленной древесины. Как следствие, ожидается снижение ежегодно в среднем на 1708 тыс. тонн годичной абсорбции углекислого газа лесным фондом. Такая тенденция снижения стока углекислого газа противоречит национальной политике в области предотвращения изменения климата. Лесное хозяйство должно обеспечить компенсацию выбросов углекислого газа от увеличения заготовки древесины проведением мероприятий по повышению углеродопродуктивности лесов республики. Тем самым будет сохраняться достигнутый уровень абсорбции углекислого газа. Также реально при ответственном лесопользовании и эффективных мерах воздействия на углеродные потоки в лесу увеличить годичную абсорбцию углекислого газа в лесном фонде Республики Беларусь.

По нашим подсчетам, изменение в болотных лесах переходного и верхового типов режима и направления лесного хозяйства на природоохранный режим. Исключение из лесных земель серий типов леса багульниковая, сфагновая, осоково-сфагновая и ивняковая на площади 238,6 тыс. га может в перспективе к 2030 году привести к 25 % дополнительной абсорбции СО2. К получению 58,3 % дополнительной абсорбции поспособствует увеличение средней полноты насаждений по отношению к 2017 году на 2025 год — +0,016, на 2030-й — +0,044. Исключение из лесопользования на длительный срок отдельных лесных массивов на общей площади в 230 тыс. га способно дать дополнительные 9,2 % абсорбции СО2. Создание лесных культур сеянцами с закрытой корневой системой также способствует увеличению абсорбции углекислого газа в лесах Беларуси. Так, 112 465 га новых лесов, созданных таким способом, с 2018-го по 2030 г. могут дать 1,3 % дополнительной абсорбции углерода. 72,2 тыс. га реконструированных малоценных насаждений способны дать в копилку ожидаемой дополнительной абсорбции СО2 2,5 %».

Александр ПУГАЧЕВСКИЙ, директор Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси, кандидат биологических наук: «Болота должны быть мокрыми!»

«Нельзя забывать про повторное заболачивание нерационально осушенных земель. Все-таки болота — одна из самых эффективных систем накопления углерода в мире. Восстановление таких земель вполне может оказаться выгоднее многих мер по смягчению последствий изменения климата. К слову, в лесном фонде, по разным данным, было осушено примерно 230 тыс. га земель. Осушение торфяников ведет к быстрой минерализации почвы, разложению накопленного тысячелетиями торфа, и торфяник превращается в потенциально крайне сильный источник выбросов углерода и азота.

Осушенные торфяники в Европе (Германия, Польша, Беларусь, Украина, Россия) являются значительным источником парниковых газов. После Юго-Восточной Азии (в первую очередь Индонезии) это вторая по величине «горячая точка» на карте выбросов парниковых газов с торфяников».

Вадим Носников, заведующий кафедрой лес­ных культур и почвоведения БГТУ, кандидат сельскохозяйственных наук: «Основные цели — повысить лесистость территории, устойчивость и продуктивность лесных насаж­дений, а также сохранить генофонд».

«Из-за значительного роста среднегодовой температуры лесное хозяйство в южных и восточных регио­нах уже столкнулось с проб­лемами, связанными с недостаточной почвенной влагообеспеченностью. Лесные насаждения теряют устойчивость, вследствие чего легче подвергаются заболеваниям, массовым атакам вредителей. Происходит смещение на север тех пород, которые находятся в Беларуси на границе своего ареала (ель европейская, граб обыкновенный, ольха серая). Протекать этот процесс будет с ослаблением и возможным усыханием насаждений, так как на границе ареала эти виды находятся в условиях, близких к экстремальным по температурному и гидрологическому режиму.

В целом существующие сегодня нормативы позволяют осуществлять большинство из намеченных мероприятий по адаптации лесного хозяйства Республики Беларусь к изменению климата. Однако необходимо будет внести некоторые изменения, касающиеся вопросов использования селекционного посадочного материала, усиления роли популяционного семеноводства, использования комбинированного возобновления лесов, расширения площади рубок с сохранением подроста и несплошных рубок, возможности выборки свежезаселенных деревьев для борьбы с усыханием хвойных пород.

Мы детально рассмотрели опыт европейских стран, что помогло выделить важные направления адаптации лес­ного хозяйства Беларуси. Среди них — увеличение доли лесов, сохранение и увеличение биологического разнообразия лесных экосистем, рациональное сочетание искусственного восстановления и естественного возобновления лесов для повышения устойчивости и продуктивности будущих лесонасаждений, проведение интродукционной работы по расширению используемого породного состава за счет древесных растений с близкорасположенными ареалами произрастания, сохранение генетического потенциала лесов республики.

Например, площадь генетических резерватов, созданных на основе наиболее ценных естественных насаждений, к 2050 г. согласно разрабатываемой стратегии должна достигнуть 0,7 % от общей площади лесного фонда. К слову, в настоящее время генетические резерваты занимают около 0,06 %. В архивах клонов будут представлены все генотипы выделенных плюсовых и элитных деревьев. В первую очередь эту работу нужно проводить в районах массового усыхания. На всей территории лесного фонда должна быть проведена работа по выявлению и использованию в лесном семеноводстве локальных популяций, устойчивых к негативному проявлению изменения климата. Должна значительно увеличиться роль популяционного семеноводства для получения улучшенных семян. При этом планируется, что площадь плантаций популяционного отбора будет не менее 460 га, что позволит не только сохранить ценный генофонд плюсовых насаждений, но и получать семена для выращивания посадочного материала, в наибольшей степени адаптированного к местным климатическим условиям. Вырастет доля участия комбинированного возобновления лесов до 20 % в общем объеме ­работ по лесовосстановлению, что позволит в большей мере использовать потенциал естественного возобновления. До 6,5 % увеличится площадь насаждений с преобладанием твердолиственных пород, к 2050 году доля смешанных лесных культур составит не менее 95 % от общего объема посева и посадки.

Существует также необходимость пересмотра возраста спелости древостоев и подходов к проведению рубок ухода, разработки механизма оценки изменения объемов эмиссионных квот и их реализации через Систему торговли выбросами».

Александр НЕВЕРОВ, доктор экономических наук, профессор кафедры менеджмента, технологий бизнеса и устойчивого развития БГТУ: «Отсутствие международного компенсационного финансового механизма по депонированию углекислого газа и снижению парниковых эффектов значительно снижает эффективность устойчивого лесопользования».

«Сегодня масштабное устойчивое лесовыращивание, лесоразведение, система целенаправленных лесохозяйственных мероприятий нормативно не задекларированы государством как мера по предотвращению изменения климата. Устойчивое продуцирование экосистем лесного фонда, в результате которого происходит депонирование углекислого газа и снижение парникового эффекта, следует рассматривать как глобальный экологический ресурс, значение которого (в виде постоянной экосистемной услуги) определяется международными соглашениями и обеспечивается институциональной и нормативно-правовой базой развития лесного хозяйства, включая интересы местных сообществ в распределении экосистемных услуг их территорий.

Отсутствие международного компенсационного финансового механизма по депонированию углекислого газа и снижению парниковых эффектов препятствует установлению платы за данную услугу и значительно снижает эффективность устойчивого лесопользования. Не умаляя значения и актуальности роста доходов лесного хозяйства, основной упор в его развитии необходимо делать на устойчивое воспроизводство экологического капитала как определяющего индикатора эффективности его развития. Прежде всего динамика экологического капитала концентрирует в себе баланс экономических и экологических интересов «зеленой» экономики, ее настоящие и будущие возможности в удовлетворении разнообразных человеческих потребностей. Отсюда весьма актуализируется проблема его оценки в системе эколого-экономического учета, формируемого в стране. Наряду с воспроизводством экологического капитала, актуальным направлением является также создание системы управления экологическими рисками в лесном хозяйстве. Сегодня доля среднегодовых потерь древесины от различных факторов (пожары, насекомые, болезни леса, погодные условия) составляет 5—10 % от общего объема ее заготовок. Целесообразно создание целевого страхового фонда в рамках системы специального страхования. Основным источником формирования целевого страхового фонда на начальном этапе могут выступить, например, отчисления от таксовой стоимости».

Максим ЕРМОХИН, кандидат биологических наук, научный сотрудник лаборатории продуктивности и устойчивости лесных экосистем Института экспериментальной ботаники Национальной академии наук Беларуси: «Лесное хозяйство — держатель огромного природного потенциала, который и является олицетворением «зеленой» экономики».

«Разумно будет внедрить основные положения актуализированной адаптации лесного хозяйства в нормативную базу лесного хозяйства. Таким образом, лесничему не нужно будет специально читать рекомендации, он просто будет пользоваться общей нормативкой лесного хозяйства и тем самым выполнять и мероприятия по адаптации.

Что касается реализации принципов «зеленой» экономики, отечественное лесное хозяйство делает большие успехи в этом направлении. По международной системе сертификации FSC в Беларуси сертифицировано порядка 93 % всех лесов, так, по общей площади страна на 5-м месте в мире. При этом из этих пяти стран по доле сертифицированных лесов Беларусь на 1-м месте».


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: