Как в Лепеле чуть не взошла «Венера»

Как в Лепеле чуть не взошла «Венера»

Необычный случай

Леонид ДУБАНЕВИЧ
03.11.2016 Версия для печати

В истории Второй мировой войны есть достаточно много странных эпизодов, истинное значение которых исследователи не могут раскрыть и сегодня. Об одном из таких эпизодов, который, по некоторым косвенным сведениям, случился в районе города Лепеля в 1941—1942 годах, я и хочу рассказать.

Как в Лепеле чуть не взошла «Венера». фотоТолчком к этой истории стал разговор с бойцом партизанского отряда Лобанка Анатолием Хоняком.

Я встречался с ним в Лепеле, где записывал интервью к документальному фильму «Пятый фронт». Тогда Анатолий Семенович рассказал о налете партизан на немецкую штабную колонну 12 сентября 1942 года. «Немцев было человек 80. И несколько машин. Крытых. У нас было противотанковое ружье. Подбили пару машин. Кто-то из немцев успел сбежать, кого-то убили. Мы уже собрали трофеи и начали отход. Вдруг поднимается человек. Кто-то из наших, наверно с испугу, выстрелил в него. Он в плаще был. Обыскали, а это, оказалось, генерал. Помню его фамилию — Якоби».

Известно, что генерал-лейтенант Якоби командовал 201-й охранной дивизией. Но эта фамилия появляется и в 1944 году в ходе операции «Багратион». Появляется и штаб, правда, в другой интерпретации: штаб особого назначения. Что это за особое назначение и что делали «особисты» в лесах под Лепелем?

Белорусский историк Э. Иоффе сообщает о том, что в Лепеле размещалась немецкая диверсионно-разведывательная школа. Здесь же базировалась одна из групп ГФП (тайной полевой полиции), а также дислоцировалась айнзацкоманда «девять».

Несколько слов о тайной полевой полиции. Ее структуры были засекречены. Гестапо также называлось тайной полицией, но в рейхе все знали, где находятся их здания и офисы. А у ГФП никаких легальных структур не было. Все сотрудники работали под прикрытием. Офицеры занимали неприметные тыловые должности, солдаты служили писарями, водителями и даже охранниками. Власть тайной полевой полиции была такой огромной, что даже гестапо это не снилось. В случае необходимости она могла получать в свое распоряжение любые воинские формирования, включая танковые и даже войска СС.

А что касается айнзацгрупп, то это военизированные эскадроны смерти, осуществляющие массовые убийства гражданских лиц на оккупированных территориях.

А теперь подумаем: для чего немцы собрали столь солидный набор специальных частей в небольшом белорусском городке? И почему именно в Лепеле?

Первое, что приходит на ум: борьба с партизанами. Но в начале 1942 года в партизанских отрядах Беларуси было немногим более 4 тысяч бойцов. С весны ­1942-го происходил бурный рост партизанского движения, а к концу этого года начала формироваться Полоцко-Лепельская партизанская зона. Однако Лепельский край вызвал особое внимание фашистов значительно раньше. В начале января 1942 года сюда был срочно командирован Видземский батальон латышского легиона — 279 солдат и 10 офицеров.

Странно, но их сопровождали 47 немецких инструкторов. На шесть солдат один инструктор! Что за специфические задачи они должны были выполнять?

Вскоре немцы провели рокировку. Латышей отправили в район Днепропетровска, а 22 марта 1942 года в Лепеле высадился украинский спецбатальон, известный под названиями «Нахтигаль» и «Роланд».

Это были хорошо подготовленные диверсионные подразделения. «Нахтигаль» огненным катком прошелся по Украине, особо отличившись во Львове.

Как в Лепеле чуть не взошла «Венера». фотоСтранно, но вымуштрованных и прошедших проверку боем легионеров почему-то бросили в белорусскую глубинку и назвали «201-й батальон охранной полиции». Но здесь уже была охранная дивизия под таким же номером. С какой целью это было сделано?

В Москве также задавались этим вопросом. Было ясно, что немцы что-то здесь явно затевают.

В сентябре 1941-го в этот район была заброшена разведывательно-диверсионная группа Григория Линькова. Выбор командира был не случаен. Линьков закончил военную электротехническую академию. Возможно, полученные знания он должен был использовать за линией фронта. Партизанские тропы привели группу Линькова под Лепель, где до войны располагалось минометно-артиллерийское училище. Здесь же был военный санаторий, большие склады оружия и амуниции.

Осенью 1942-го сюда была заброшена еще одна группа особого назначения А. Флегонтова. Как раз эта группа и участвовала в налете на немецкую штабную колонну, когда был убит генерал Якоби. Видимо, не случайно отряд Флегонтова оказался рядом с Лепелем.

Можно предположить, что в Москве подозревали, что на бывшей артиллерийской базе немцы планируют создать что-то особенное, что может изменить положение на фронте.

В своем интервью партизан Анатолий Хоняк рассказал мне, что в 1942 году в их отряд перешел немецкий капитан, бывший военный инженер. Он сообщил, что в Германии готовится новое оружие. И просил направить его в Москву. Возможно, что этот немецкий инженер хотел рассказать в Москве о запуске в производство ракет «Фау-1».

Во всяком случае, источники в Интернете сообщают, что первая информация об этом оружии была получена осенью 1942 года. Совпадение может быть и не случайным. Но предположить, что в Боровке немцы планировали построить площадку для запуска своих ракет, нацеленных на Москву, — фантастика!

В 1943 году немцы начали строительство узкоколейной железной дороги в Лепель с Запада. Решение может показаться абсурдным, учитывая, что к этому времени партизанское движение достигло максимума, действовала Полоцко-Лепельская партизанская зона. Войска Западного и Центрального фронтов уже освободили первые белорусские населенные пункты.
Другими словами, почва уходила у гитлеровцев из-под ног, а тут какая-то дорога! Проект назвали космическим именем «Венера». Что скрывалось за этим названием? Во всяком случае, не узкоколейка! Замысел был явно другой.

Интересный факт приводит в своих мемуарах «Вечный огонь» один из руководителей партизанского движения в Беларуси Роман Мачульский. Вот как описывает он сведения, полученные от перешедшего на сторону партизан немецкого офицера:

«...В штабе бригады Байер рассказал, что в районе Кёльна, где он недавно побывал в отпуске, видел большое военное строительство. Знакомые офицеры говорили ему, что там возводятся стартовые площадки для обстрела Лондона «чудо»-снарядами. Идут разговоры, что новые снаряды-ракеты будут применены и на Восточном фронте... Сообщение Байера вскоре подтвердил и другой немецкий военнослужащий — Рудольф М., инженер по образованию. До того как попасть в Белоруссию, Рудольф М. служил в ракетных войсках на территории Германии. Он многое знал и о стартовых площадках снарядов-ракет «Фау-2», и о самих ракетах.

Подпольный обком партии передал ценные сведения начальнику Центрального штаба партизанского движения П. Пономаренко. Байера и Рудольфа М. самолетом отправили в Москву».
Железную дорогу запустили, ее должны были обслуживать 30 паровозов фирмы «Jung», 25 танков-паровозов, 24 мотовоза. Можно только догадываться, какие еще грузы, помимо снарядов и обычных вооружений, планировалось доставлять в Лепель. На станции Крулевщизна немцы успели построить два бомбоубежища. Зачем, спрашивается, они на маленькой захолустной станции? Или под видом бомбоубежищ создавались специальные хранилища ракет «Фау-2»?

«Белорусский балкон» — вот что делало заманчивым строительство стартовых площадок ракет «Фау-2» в Витебской области. Огромный выступ в сторону Москвы давал возможность не только бомбить столицу авиацией, но и обстреливать ее с помощью ракет. К этому времени ракеты «Фау-2» уже достигали дальности в 400 километров.

Вот что писала газета «Известия» в 2004 году: «Немцы планировали использовать «Фау-2» и против советских городов. Наступление советских войск сорвало эти планы».

Фюрер потребовал от вермахта удерживать рубеж по Западной Двине во что бы то ни стало и не допустить сдачи Витебска. Но гитлеровцы просчитались. Появление перед стоявшей на линии фронта 3-й танковой армией пяти-шести советских армий было для них полной неожиданностью. Натиск наших войск уже было не остановить, они яростно рвались к тылам немецкой группировки, и командующий ею доносил в ставку, что ясно обозначились «тенденции противника к продвижению на Лепель».

Так что, может, и не столь уже фантастично предположение, что гитлеровские «Фау» планировалось установить у линии фронта в качестве сверхоружия, которое должно было остановить победный марш советских войск.


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: