Сказка — ложь, да в ней намек…

Сказка — ложь, да в ней намек…

Под занавес

Сергей ШЕРШЕНЕВИЧ
26.03.2020 Версия для печати

Наверное, нет человека, который не любит сказки. Даже став взрослыми, мы с удовольствием читаем их детям и внукам, смотрим по телевизору, радуясь встречам с любимыми героями. Общепризнанным является представление о сказках как о фольклорном жанре, где добро побеждает зло. Однако в преддверии 1 апреля мы решили взглянуть на сказочных героев с непривычного ракурса. Что будет, если, например, проанализировать их поведение с точки зрения юриста? Оказывается, далеко не всё окажется таким безоблачным, и традиционные представления о добре и зле способны пошатнуться.

Начну с русских народных сказок. К примеру, сказка о Царевне-лягушке. Кощей Бессмертный, конечно, приличный негодяй, но кто дал право Ивану-царевичу над ним самосуд вершить? Кто позволил самовольно отнимать чужую жизнь? Его действия иначе как убийством, хотя совершенным в состоянии аффекта, не назовешь.

Но этот Иван просто агнец в сравнении с тезкой — вдовьим сыном из сказки о Василисе Премудрой. Охваченный местью, тот вытолкнул из корабля-самолета повара Чумичку, причем сделал это специально в момент, когда они пролетали над звериным двором. Упавшего бедолагу в клочья разорвали лютые звери. Выходит, сам Иван ничем не лучше лютого зверя.

Как надо поступать с теми, кто до чертиков надоел, наглядно продемонстрировано в сказке «Коза-дереза». Перед тем как решиться зарезать козу, дед ее привязал и так отделал, что полбока ободрал. Немудрено, что после такого урока коза как с цепи сорвалась, забившись в заячью избу. Влепить бы деду 30 базовых величин за жестокое обращение с животными, чтобы впредь неповадно было!

Впрочем, не он один этого заслуживает. Вспомните, как портной отходил железным аршином вдоль и поперек волка. Избил до полусмерти, полхвоста оторвал. Волк еле ноги унес. Верно сказка названа — «Глупый волк». Откуда животному догадаться, на какую жестокость человек способен?

Ну а теперь можно поговорить о том, как сказки учат извлекать материальные блага, не прилагая никаких усилий, кроме криминального таланта. Классический пример гоп-стопа — сказка о разбойнике Тришке-Сибиряке. Заметьте, уже в названии сказано, кем является главный герой. И неважно, что он отбирал добро только у богатых и раздавал бедным. Себя-то, родимого, также не забывал, живя припеваючи благодаря награбленному.

Такой порок, как воровство, в сказках тоже нередко возвеличивается. Одна из них так и называется — «Вор». В ней бездельник Иван за серию мастерских краж от барина еще 600 рублей в награду получил. А в сказке «Скряга» двое мужиков такой спектакль ночью в церкви устроили, что пришедшие грабить храм воры бросились наутек. Тут мужики сами сориентировались и втихую загребли добро, на которое до них воры зарились, в одночасье став грешниками.

Но всё же главная идея многих русских сказок заключается в выражении «Не обманешь — не проживешь».

Помните сказку об Иване-царевиче и Сером Волке? Если бы это была не сказка, а жизнь, думаю, что сострадания к ­Ивану, убитому братьями, никто бы не испытывал. Ведь Иван ­тоже преступник, который сперва на кражи покушался, а когда ничего не вышло, путем обмана и злоупотребления доверием ­завладел золотой клеткой с Жар-птицей и конем-златогривым с золотой уздой, да еще и человека похитил — Елену Прекрасную.

Из чего обычно варит кашу честный человек, скажет любой. Но что делать, если ты гол как сокол, а кушать хочется? Народная мудрость заложена в сказке «Каша из топора». Всё гениальное — просто. Облапошил солдат бабулю, пускай и скрягу, по полной программе — одним словом, типичный пройдоха.

Или сказка про хитрого мужика. Лихо он вокруг пальца обвел барина с барыней. Такой лапши на уши навешал, что они ему ни за что ни про что дали тройку лошадей с повозкою, триста рублей денег да свинью с поросятами. Подзабыли? Тогда перечитайте заодно со сказкой «Умный мужик». Там описан еще один криминальный способ надувательства.

Кто-то может сказать, что в русских народных сказках криминала хоть отбавляй потому, что составителем популярных в народе на протяжении более ста лет сказочных сборников является Александр Николаевич Афанасьев — юрист по образованию, серьезно занимавшийся проблемами уголовного права. Но ведь не только русские народные сказки грешат этим.

Нет таких, кто не знает культового персонажа сказки шведской писательницы Астрид Линдгрен — добряка Карлсона. А ведь он — типичный хулиган и воришка. Вываленный с крыши дома мусор из ведра, брошенные под ноги прохожим мешки с водой, плевки вишневыми косточками с легкостью подпадают под признаки действий, нарушающих общественный порядок и спокойствие граждан. Ну а постоянная экспроприация плюшек, тефтелей и молока — это уже кражи.

Однако хвала Карлсону хотя бы за то, что он не был жестоким в отличие от героя Ханса Кристиана Андерсена — бравого солдата. Читали «Огниво»? Это вам похлеще, чем «Преступление и наказание» Достоевского. Ну и национальный фольклорчик! Это ж надо: ведьма бравому солдату за оказание мизерной услуги предоставила шанс обогатиться, а он, неблагодарный, порешил старушку и сам на все богатства лапу наложил. А как автор смакует кутежи вояки! Такое впечатление, что сам всё это пережил.

Можно вспомнить и другую сказку великого датчанина — «Маленький Клаус и Большой Клаус». Захотел Маленький Клаус отомстить Большому Клаусу за постоянные обиды и отомстил. Да еще как! Сначала по его вине тезка порешил собственную бабулю, а затем «малыш» его самого к праотцам отправил, утопив в реке. Серийный убийца, да и только!

Восток — дело тонкое. Но и мы, славяне, в состоянии разобраться с тем, каким путем нажил себе состояние Али-Баба. Сокровища, награбленные 40 разбойниками, стали принадлежать ему в результате совершения тривиальной кражи. А для того, чтобы сберечь награбленное добро, невольница Марджана, метившая замуж за сына богатенького Али-Бабы, совершила жесточайшее убийство разбойников, вылив на их головы кипящее масло и вонзив кинжал в сердце предводителя шайки. Вот как люди за свое счастье борются!

При желании и в других сказках народов мира можно без труда ­отыскать массу преступлений, совершенных вроде бы положительными героями. Однако, несмотря ни на что, не торопитесь прятать их от детишек. Ведь, как сказано в начале сборника «Тысяча и одна ночь», сказания для того составляются, чтобы человек поучался, воздерживался от греха. Иными словами, сказка — ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок.
 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: