«На земле для нас больше перспектив»

«На земле для нас больше перспектив»

Твои люди, лес!

Фото автора, Юлия ЛАХВИЧ
04.08.2022 Версия для печати

По гравийной дороге мчат «Жигули». Из салона выходят два счастливых человека. Знакомьтесь — это пчеловод Куренецкого лесничества Вилейского опытного лесхоза Василий Семенков и его жена Зинаида — 21-летние многодетные родители. В то время как молодежь рвется из села в город, Вася и Зина не представляют жизнь без деревенских просторов. «Здесь свобода. Да и что мне, трудолюбивому человеку, в городе делать?» — говорит улыбчивый Вася, разбивая все стереотипы об усталости. В его взгляде бодрое настроение и открытость. 

Проект жизни 

Мы стоим на берегу большого пруда. Над водной гладью плывут белые облака, кругом — лес и тишина, в которую вклинивается звонкий птичий щебет. 

Отец Василия, Александр Григорьевич, рассказывает, как после окончания института обосновался в Минске. Но в 90-х годах уехал в деревню: 

— Думал на Браславские озера или Мядельщину переехать, но в итоге подался в Вилейский район. 

Глава семьи Семенковых вспоминает, как взял в полузаброшенной деревне Слипки землю и создал хутор, называя дом, яблоневый сад и большой пруд, который сам и выкопал, проектом жизни. 
— Когда всё это задумал, понимал, что маленькой семьей не обойдемся — наследники нужны, — улыбается мужчина. 

Так и случилось. У Семенковых четверо внуков. Имена у всех, как у предков: у старшего Сашки — как у деда, у Аверьяна — как у прадеда, Агафью назвали в честь бабушки, а младшую Майю — как тетю. Пока подрастал Вася, купили дом в соседних Кловсях. А «проект жизни» в Слипках дожидается наследников — для них и строился. 

Орлик, Шмель и зооинженер 

Семенков-старший говорит, что его предки трудились на земле, и он воспитал сына трудолюбивым. 

— Мы не делим работу: пока один хозяйством занят, второй с детьми нянчится. Сашка наш подрос и тоже помогает, уже знает, как хлеб добывается, — подхватывает Василий, который умеет доить коров и заправляет пасекой в Куренец- ком лесничестве. Ремеслу учился у мамы. Любовь Николаевна — дипломированный пчеловод. Говорит, на это дело муж «натравил»: добыл кучу литературы, а потом в техникум отправил. 

Хоть сама она коренная минчанка, деревню теперь ни за что на город не променяет — уж очень лошадей любит. 

— Люба — молодец, не сдалась перед трудностями. Привез ее в деревню, говорю, мол, здесь это построим, а здесь — это. Согласилась. Поставили 30 голов коров. Смотрю, не испугалась: тяжело, старается, пыхтит, но не сдается. А потом сад посадили, перешли на яблоки и на пчел, — нахваливает жену глава семьи. 

Утро у Семенковых начинается, как шутит Василий, от росы до росы. У них сотки картошки и бураков, больше гектара яблоневого сада, пчелы, две коровы, телята и кони. Недавно купили еще одного жеребенка — Шмеля, который подружился с Орликом. Работы с сеном теперь прибавится, однако Вася только улыбается — любит он животных. Даже пошел в вуз учиться на зооинженера. 
— Мне это интересно: как кормить, как разводить. Хоть сурков, хоть зубров. Мне и с пчелами возиться нравится. С ними проще, чем с людьми, не надо подгонять: сами полетели, сами мед дали. Весна вышла затяжная, но дела на пасеке идут хорошо, — улыбается молодой пчеловод. 

Ранние родители 

Зина и Вася — ровесники. Дружили со школы. Даже за одной партой сидели. А потом «случился» Сашка. Родителями стали рано. Не скрывают: в деревне было много шума, мол, сами еще дети, а уже детей рожают. 

— А почему нет? — удивляется Александр Георгиевич, когда заговариваем о ранних родителях. — Это сейчас рожают в 30, а то и совсем этого боятся. Зина молодая и крепкая, у нас всё свое — парное молоко, творог, масло, она всех четверых без больниц выносила. Мы помогаем с детьми, живем вместе. Сейчас ребятню поднимут, потом и для себя поживут. 

Пока мы общались, малыши сновали по двору, как пчелы. 

— Они счастливые растут. Здесь им раздолье, — довольны молодые родители. 

Недавно Вася и Зина как многодетная семья с господдержкой построили в Вилейке квартиру и подумывают перевезти детей в город. 

— Ближайшая школа от нас — в Рабуни. Но учеников мало, вдруг закроют. А в городе и кружки, и секции, — говорит Василий и при этом замечает, что сам жить в Вилейке не сможет. — Вся моя жизнь — на земле. Буду для них стараться, ездить. До города рукой подать. Меня тоже когда-то в Вилей ку в музыкальную школу возили, доехать не проблема. 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: