Леса и зверя хватит на всех

Леса и зверя хватит на всех

Адреса опыта

Виктор ГАВРЫШ, Фото из архива лесхоза
21.12.2017 Версия для печати

Одним из важных направлений работы любого лесхоза является охотхозяйственная деятельность. В ГЛХУ «Островецкий лесхоз» успешно справляются с ее организацией. О показателях, опыте и местных особенностях корреспонденту «БЛГ» рассказал ведущий инженер по охотничьему хозяйству Виктор УРБАНОВИЧ.

— За 10 месяцев текущего года все показатели по нашему охотничьему хозяйству выполнены. При плане 48 тыс. рублей за 10 месяцев выручка составила 54 тысячи. По Дому охотника вместо запланированных 15 тыс. она достигла 16 тысяч. И на иностранном туризме мы заработали 23 тыс. рублей при плане 16 тысяч. В этом году у нас добавился такой показатель, как экологический туризм. Его мы тоже выполняем — 2,3 тыс. рублей.

В ноябре мы провели с помощью «Белгосохоты» еще один охотничий иностранный тур. Это добавило 11 тыс. рублей выручки от охотхозяйственной деятельности. К нам приезжал охотник из России, из Новосибирска. Его интересовали такие животные, как лось, олень, муфлон, лань. Добыть лося он не сумел — промахнулся. Животное ушло. Но смог добыть оленя благородного, лань европейскую и муфлона. Все животные трофейные.

— Виктор Мечиславович, а эти, в некотором смысле экзотические, животные откуда у вас в лесхозе взялись?

— Мы в свое время были включены в государственные программы по восстановлению популяции данных охотничьих видов. Благодаря этому в середине 2000-х годов построили вольер. Из Беловежской пущи завезли и расселили у себя 44 особи оленя благородного. Он приплодился. 20 особей у нас оставалось в вольере, а 49 в течение нескольких лет были выпущены в природу. Первую группу оленей мы выпустили в 2009 году, вторую — в 2010-м, а третью — в ­2012-м.

Сейчас у нас в вольере около 40 оленей. Начинается подкормочный период. И если лань европейскую и муфлона мы можем там увидеть воочию, то олень очень осторожен и скрытен. Увидеть его можно только на подкормочных площадках. Поэтому до зимы точно его число мы не можем определить. Чтобы более-менее точно их сосчитать, требуется 5—6 раз провести учеты. И то на сто процентов нельзя быть уверенным в точности подсчета.

— А где вы закупали другие виды и окупились ли затраты?

— Оленя пятнистого мы закупили в Воложинском лесхозе, 10 особей. Из Литвы в 2008 году завезли партию лани европейской, 50 особей. И в 2013 году завезли 30 муфлонов.

Животные в вольере находятся довольно продолжительное время. Но это дело приносит прибыль. Тут животных готовят не только для охоты, но и для продажи другим охотничьим хозяйствам. За эти годы мы реализовали около 120 голов ланей. С десяток муфлонов продали. Но оленей пока бережем для себя.

Все знают, какая проблема у нас с кабаном из-за АЧС. Наше охотхозяйство спасает именно вольер с оленями, ланью и муфлоном.  Эти виды животных заменяют кабана, на которого у нас привыкли охотиться россияне. Они очень любили эту охоту. И только благодаря вольеру, когда кабана не стало, мы смогли предложить им привлекательную альтернативу.

— Разве для охотника нет разницы — дикое животное или вольерное?

— Есть разные охотники. Есть такие, которым только в дикой природе надо охотиться. Они когда приезжают, то сразу заявляют, что в волье­ре охотиться не будут. Но когда потом видят наш вольер и видят, что охота в нем ничем принципиально не отличается от охоты в дикой природе, по большей части меняют свое отношение.

Площадь вольера у нас 220 га. Это большой массив леса, и животные ни повадками, ни условиями обитания не отличаются от своих собратьев в дикой природе. Мы только даем им возможность стать более многочисленными благодаря подкормке и ограничению контактов с хищниками. Но с руки у нас звери не кормятся и человека к себе не подпускают. Поэтому вольер только увеличивает шанс встречи охотника со зверем.

Кстати, в начале октября к нам приезжал представитель охотничье­го общества из Германии. Сначала он категорически отказывался от охоты в вольере. Но когда увидел наши охотничьи вышки и стрелковые линии, когда полдня отходил в загоне только для того, чтобы издалека мельком увидеть оленя благородного, мнение у него поменялось.

Он выбирал во время визита три лучших охотхозяйства Гродненской области. И нас предложили в их числе. Теперь он считает, что к нам можно привозить немецких охотников. А что из этого выйдет, мы узнаем уже в следующем году.

В остальном, кроме вольеров, у нас всё, как и у всех. Делаем подкормку. В естественной среде у нас обитают и лось, и косуля. По учетам, количество лося у нас уже превышает оптимальную численность. Их 88. Оленю благородному осталось прирасти на шесть голов до оптимальной численности. По косуле оптимальная численность 190, а в наличии — 237. В общем, на Островеччине сегодня есть на кого охотиться.

Надо сказать, что местные охотники больше предпочитают охоту на утку или на зайчика. На то, что попроще и подешевле. Но никто не отказывается и от участия в загонной охоте на оленя или на косулю. Мы, в свою очередь, тоже никому не отказываем.

— У многих лесхозов есть проблема с наполнением домиков охотника в будние дни. Для вас эта проблема актуальна?

— Нам в этом отношении помогает строительство АЭС. Приезжают командированные специалисты. Но и местные наши жители активны. Приезжают среди недели. Кто на шашлыки, кто в баню. Не каждый день, конечно, заполнены оба наших домика охотника. Но иногда даже накладки случаются в будние дни, люди хотят к нам, а мест на всех нет.

— Строительство АЭС в целом как повлияло на работу лесхоза в части охотничьего хозяйства?

— Людей стало больше. Нагрузка на охотугодья повысилась. Домики наши активнее стали наполняться. Ну и грибы-ягоды стало труднее собирать. Выбирают подчистую. Это в целом хорошо. Мы считаем, что леса и зверя хватит на всех. Главное, чтобы люди цивилизованно себя вели в нем. Мы то, что от нас зависит, стараемся делать.

— А экологический туризм у вас популярен?

— В лесхозе есть экологическая тропа в деревне Древеники. В нее входят охотничий комплекс, расположенный рядом курган. На маршруте встречаются деревянные скульптуры, пруды, оборудованный стрелковый тир. По пути проезжаем мелиоративный канал с бобрами, где иногда можно увидеть и выдру. Конечная точка — вольер, где экотуристы могут увидеть и следы, и самих животных. В основном этот маршрут рассчитан на детей. Если есть заинтересованность, то завозим ребят и в наш лесной питомник.

Еще один дополнительный пункт — это посещение частного музея. Его в деревне Трокеники организовал наш бывший лесник. Там представлены чучела диких зверей и птиц, которые водятся в Беларуси. А в конце программы в живописном месте на берегу Вилии мы всех угощаем чаем из лесных трав, бутербродами и печеньем. Цена демократичная — 5 рублей с человека. Детям очень нравится.


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: