Сквозь преграды стихии — к цели!

Сквозь преграды стихии — к цели!

Актуально

Фото из архива ГПЛХО, Юлия ХОЛОДИНСКАЯ
26.08.2021 Версия для печати

Витебское ГПЛХО в этом году как никогда легко справляется со всеми годовыми планами: от перевода культур в категорию ценных до сбора лесосеменного сырья. И это несмотря на непредвиденный разгул стихий: рекордное количество ураганов за последние 7 лет и крупнейший за десятилетие пожар в лесах области.

О том, как не сходить с намеченного пути и делать успехи даже в экстремальных условиях, поговорили с главным лесничим (первым заместителем генерального директора) Витебского ГПЛХО Александром Измайловичем. 

— Александр Викторович, Витебскую область многие хвалят именно за богатую природу. И ваше объединение, несомненно, вносит огромную лепту в приумножение зеленого богатства. Скажите, как повышалась лесистость за последние годы? 

— За последние 10 лет лесистость в области возросла с 35 до 42 % и продолжает повышаться. Наш лесфонд сегодня составляет 1 млн 702 тыс. га, в том числе покрытая лесом площадь занимает 1 млн 500 тыс. га. На ее долю приходится 53 % лиственных насаждений, 45 % хвойных и 1,8 % прочих пород. Плюс в этом году мы приняли около 34 га земель от сельского хозяйства. Будем и дальше увеличивать долю покрытых лесом земель. 

— Очень щекотливая тема — перевод лесных культур в категорию ценных. В прошлом году Витебское ГПЛХО не смогло выйти на планируемые результаты. А как обстоят дела в 2021-м? 

— В этом году по планам у нас 4700 га. И мы не только выполним эту задачу, но и перевыполним. Думаю, переведем примерно 5100—5200 га, в октябре-ноябре будут точные цифры. Чтобы добиться такого результата, была проведена обширная работа. Это и увеличение объемов использования посадочного материала с ЗКС, и внедрение современной механизации при выращивании лесных культур, и тесное взаимодействие со специалистами на местах — всё в совокупности. К примеру, очередной областной семинар по лесным культурам, лесовосстановлению, мелиорации мы провели 11 августа на базе Богушевского лесхоза, как раз в преддверии перевода молодняков в категорию ценных. В нем приняли участие главные лесничие и инженеры лесхозов. Мы всё им еще раз рассказали, показали, как что правильно делается. Ведь люди меняются, поэтому очень важно доносить информацию до каждого. 

— Вы отметили, что работаете над увеличением объемов использования посадочного материала с закрытой корневой системой при лесовосстановлении. Насколько уже удалось улучшить результаты? 

— Посадочный материал с ЗКС менее прихотлив и не так привязан ко времени плюс дает лучший прирост. В ходе одного из весенних семинаров на базе Оршанского лесхоза мы наглядно в этом убедились: прирост ели с ЗКС был значительно выше даже, чем у посадочного материала 2+2. 


«Всего в прошлом году у нас было посажено 3409 га культур, из них 1009 га — с ЗКС. В этом году только за весну мы посадили уже 3648 га, из них 858 га — с ЗКС. Планируем по осени повысить долю посадок с ЗКС еще на 200—300 га. » 


А раз мы хотим увеличивать долю посадки с ЗКС, нужно увеличить и долю выращивания. Тут стоит отметить работу нашего комплекса по выращиванию посадочного материала с закрытой корневой системой на базе Глубокского опытного лесхоза. Сегодня объемы выращивания материала с ЗКС здесь достигают 2,8— 3 млн штук в год. Но уже в следующем году планируется увеличить объемы выращивания еще на 1 млн штук! Для этого будем строить две дополнительные теплицы (с возможностью создания необходимого микроклимата, с передвижным рамповым поливом и пр.) и поле доращивания. Плюс еще ряд теплиц для выращивания в закрытом грунте в этом году будет построен в лесхозах области — в Толочинском, Оршанском, Лепельском, Поставском, Бегомльском, Ушачском, Полоцком. Где-то эти работы еще на стадии закупок, где-то уже идет строительство. 

— Витебское ГПЛХО делает успехи и в сборе/переработке лесосеменного материала... 

— За прошлый сезон (зима 2019/2020) мы собрали 51 тонну шишек. А за эту зиму (2020/2021) —152 тонны! При этом только Толочинский и Оршанский лесхозы сушились в лесосеменном центре. Всё остальное сырье, порядка 140 тонн, мы переработали сами, большую часть в Глубокском опытном лесхозе. Там и холодильные камеры есть для хранения, и хорошая шишкосушилка — самая большая в области. В планах провести ее реконструкцию и повысить объемы за счет увеличения шкафов. Также планируем обновлять шишкосушилки в других лесхозах, среди первых на очереди — Полоцкий лесхоз. 

— Не так давно на базе Полоцкого лесхоза проходил пресс-тур, где всем желающим блогерам и журналистам вы подробно объясняли, сколько и для чего рубится. Обозначьте в целом, какое сегодня по области соотношение рубок и посадок леса. 

— Я бы сказал, что сегодня мы примерно на 80 % занимаемся именно выращиванием и только на 20 % рубками. Причем на всех участках, запроектированных лесоустройством под лесные культуры, мы после вырубок сразу же сажаем новый лес. Сейчас если в течение трех лет не рекультивировать участки, на которых была проведена рубка, то лесхоз и его отдельные работники получат штрафные санкции. Теперь с этим очень строго. 

— Кроме плановых рубок, у вас также огромный пласт работы по ликвидации ветровалов… 

— Да, за последние 5—7 лет кроме единичных ветровалов, поваливших 1—2 га леса, больше ураганов и не было. А в этом году территории, получившие урон, просто огромные. Больше всего пострадали Шумилинский (необходимо порядка 300 га сплошных санитарных рубок) и Бешенковичский (80 га) лесхозы. Последний ураган прошел 2 августа и принес нам очередной «подарок» — в Россонском лесхозе повалило 94 га леса, а в Верхнедвинском — 39 га. 

— В Бешенковичском лесхозе, помимо ветровала, прошел еще и сильнейший пожар. Как удается справляться со всем разом? 

— Это был самый крупный пожар за 10-летие. Буквально за час-полтора огнем было охвачено 34,7 га. Горели молодняки, из-за сильного ветра возгорание быстро перешло в верховой пожар. Тушение проходило совместно с МЧС, было задействовано 11 единиц техники и около 80 человек. Быстро среагировали, поэтому устранить огонь смогли в кратчайшие сроки. 

— Сгорело за полтора часа, а на восстановление, вероятно, потребуются годы... 

— С ветровалами так же. Как рассказывали работники Верхнедвинского и Россонского лесхозов, все деревья повалило буквально за 5—10 минут. Только вот с лесовосстановлением затягивать мы не намерены. 

«Сегодня стоит задача — крайний срок до 10 октября — все ветровальные лесосеки по области разработать, чтобы успеть частично начать посадку уже в этом году, по осени. Всё, что не успеем, досадим весной будущего года, не позже. Так же и на территориях после пожара. Ведь чем быстрее посадим новый лес, тем быстрее наши внуки-правнуки дождутся результата. » 

— А как быть с порубочными остатками? 

— Их действительно много, особенно в еловых лесах, пни большие, выворотни. Там сегодня проблематично сделать уборку и подготовку почвы своими силами. Поэтому наиболее пострадавшие лесхозы пользуются сторонними услугами мульчирования лесосек. Плюс сейчас плотно рассматриваем вопрос приобретения в постоянное пользование мульчеров, которые дробят и пни, и порубочные остатки. Чтобы в каждом лесхозе была такая техника. 

— Влияют ли как-то сплошные санитарные рубки после урона от стихии на объемы плановых рубок? 

— Мы ни одному лесхозу плановые цифры не уменьшали. А перенесли эту работу на 4-й квартал. 

— Повышение цены за древесину на международном рынке дает лесхозам возможность заработать на ресурсе. Как думаете, во что лучше вкладываться, чтобы финансы играли на перспективу? 

— Вся наша отрасль уже сейчас на стадии активного развития. Финансово-экономические планы по выручке на этот год выполнены и перевыполнены. Хотя раньше Витебская область была самой отстающей по финансовым показателям. На данный момент, при имеющихся доходах, ориентиры, мне кажется, выбраны верные. Лесхозы вкладываются в покупку лесозаготовительной техники, техники для доставки людей, модернизацию цехов, ремонт административных зданий лесничеств и лесхозов. Плюс мы сейчас ведем работу по «Лесному стражу». Хотим полностью перевести в онлайн-режим видеонаблюдение, чтобы легче было мониторить лес. В связи с хорошим финансовым положением в лесхозах сегодня легче развивать и питомническое хозяйство. 

— Считаете ли вы перспективным переходить на механизацию при уходах за лесными культурами? 

— Численность населения в области снижается. Есть райцентры, где за последние годы она сократилась практически вдвое. Территории лесов напротив — только увеличиваются. Поэтому нехватка рабочей силы сказывается. Уже кусторез некому вручить для проведения работ… Поэтому обширная механизация — это то, к чему мы придем в любом случае. Уже сейчас много средств направляется на закупку необходимой техники. В этом году мы купили 33 энергонасыщенных трактора МТЗ-1221. Плюс дали поручение на каждые два лесничества приобрести минимум один механизм для уходов (вал Краковского, борона ZKT или другое на свой выбор). 

— Вы в лесном хозяйстве с 2003 года. Работали мастером леса, лесничим, директором лесхоза, а с января этого года уже трудитесь в должности главного лесничего Витебского ГПЛХО. Изучив отрасль с разных граней, какие перспективы вы видите для областного объединения и довольны ли в целом, что выбрали такой профессиональный путь? 

— Сегодня мы пользуемся тем лесом, теми ресурсами, которые для нас создали наши деды и прадеды. А создаем леса уже для наших потомков, сохраняем самое ценное, что есть у нас в республике: природу, озера, лес и всё живое, что обитает в лесах. Это не только большая ответственность, но и большая отрада. Именно поэтому я доволен своим решением пойти именно в лесную отрасль. Что касается будущего Витебского ГПЛХО… За этот год мы по всем показателям ушли намного вперед. Это прекрасное начало для нового этапа развития, которое, уверен, будет еще более стремительным и плодотворным. 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: