Вторая жизнь ветровально-буреломных лесосек

Лесовосстановление — дорогостоящее и трудоемкое мероприятие. А его проведение на участках леса, поврежденных стихией, не только усложняется в разы, но порой и вовсе становится невыполнимой задачей. Как подарить вторую жизнь ветровально-буреломным лесосекам и правильно организовать на таких участках работы по лесовосстановлению, после проведения санитарно-оздоровительных мероприятий обсудили на минувшей неделе в рамках республиканского семинара-совещания в Климовичском лесхозе.

Подготовка почв на наглядных примерах

Встреча прошла при участии представителей Министерства лесного хозяйства, РУП «Белгослес», ГУ «Республиканский лесной селекционно-семеноводческий центр» и государственных производственных лесохозяйственных объединений. Работники Климовичского лесхоза подготовили для наглядного примера сразу несколько локаций разной степени сложности на территориях Кричевского и Краснобудского лесничеств.

Первая из них расположилась в 124-м квартале Кричевского лесничества, где разработка и очистка ветровально-буреломной лесосеки ведутся силами Волковысского лесхоза.

— Лесосека сложная, смешанные насаждения. Состав: 6 — березы, 2 — осины, 2 — ели плюс сосна, — перечисляет главный лесничий Климовичского лесхоза Михаил Степанов. — Разработка тоже была непростой. Но Волковысский лесхоз справился хорошо. Для очистки порубочных остатков использовалась фреза (мульчер) Seppi M c трактором «МТЗ 1221».

По данным лесхоза, стоимость ее работы составляет 400 руб. на 1 га. После очистки здесь же мы попробовали маленький участок подготовить плугом Л-134 (г. Лида) с трактором МТЗ. Проблема в том, что до конца порубочные остатки, как нам хотелось, измельчить не удалось. Плюс сама почва тяжелая. В итоге плуг с первого раза практически нигде не заходил.

Резюмируя результаты, главный лесничий Могилевского ГПЛХО Олег Селих объяснил, что данная фреза не предназначена конкретно для удаления/понижения пней, поэтому если задача — бороться с пнями, то стоит рассматривать другие виды техники. Среди тех, которые он назвал в качестве примера, была фреза MERICRUSHER-MJHS-311 DTX Логойского лесхоза, работа которой обойдется в 3600 руб. за 1 га. Ей, как рассказал Олег Валерьевич, можно провести очистку практически под стадион, но цена очень высокая. Также он отметил эффективность работы фрез Rabaud (с помощью которой они пробовали понижать пни, а вывороты просто собирали погрузчиком) и Prinoth 550 по более доступным ценам.

Следующей локацией семинара стал квартал 125. Здесь разработкой буреломов и очисткой лесосеки занимается Слонимский лесхоз. Условия произрастания, как рассказал Михаил Степанов, по большей части Д2 — около 70 %, остальные Д3: 6 — ели, 3 — осины, 1 — береза плюс сосна. Лесосека крайне тяжелая. Олег Селих отметил, что лесхоз старается формировать валы и даже проводить в отдельных случаях понижение. Но выворотни слишком большие и сама территория, почвы, рельеф очень сложны для проходимости техники. Участок был детально обследован, в ходе чего был сделан вывод, что под создание лесных культур, вероятно, удастся отвести не более 40—50 % лесосеки, там, где есть возвышенности, на которых реально сделать хоть какую-то очистку.

Квартал 129, где участникам семинара была продемонстрирована труднодоступная лесосека (таксация выдела — кисличник С2, целевая культура — ель), и вовсе был оценен, по предварительным данным, как не подходящий для проведения искусственного лесовосстановления. Территория выпадает на полностью заболоченную низину с крутым спуском возле дороги.

В 54-м квартале, где разработкой и очисткой ветровально- буреломной лесосеки занимается Бешенковичский лесхоз, условия куда лучше.

— Почва — Д2. Условия тоже нелегкие, но уборка и очистка значительно удобнее той, что мы наблюдали ранее, за счет возраста насаждений (60 лет), — объясняет Михаил Степанов. — Достаточно ровная территория, поменьше выворотни, достать их и положить в валы возможность имеется.

Как заметили участники семинара, если убрать пни, участок и вовсе будет ровным и идеальным для последующего применения лесопосадочной техники и агрегатов для уходов за культурами.

При этом было озвучено, что стоимость услуг мульчирования сегодня составляет около 4 тыс. за 1 га на ветровально- буреломных лесосеках с выворотнями. Цены, как говорится, кусачие. Но первый заместитель министра лесного хозяйства Александр Драгун предложил всем собравшимся подсчитать, сколько раз в год на подобных лесосеках пришлось бы делать уходы ручным способом. Оказалось, что 3—5 раз, в зависимости от того, где богаче почва, цена вопроса — около 260 руб. за 1 га. Плюс косы требуют денег для обслуживания, при интенсивном использовании к ним нужны запчасти, которые сегодня не так просто достать. Нужны и работники, с поиском которых в отдалении от крупных городов тоже существуют сложности. Всё это умножаем условно на 3 года, и таковой экономии в итоге не получается вовсе. В результате большинство присутствующих сошлись во мнении, что если есть хоть какая-то возможность убрать все препятствия в виде пней для последующих работ с помощью механизации, ее стоит использовать. Даже если на механизацию не делать ставку сегодня, рано или поздно к ней всё равно придется прийти.


Александр ДРАГУН, первый заместитель министра лесного хозяйства: — Актуальной проблемой сегодня является отсутствие преемственности между сменами, трудящимися на буреломно-ветровальных лесосеках. Когда одна бригада сменяется другой, мастера должны досконально передавать всю информацию: от расположения промежуточных складов до согласования маршрутов. Если есть договоренности с местными властями по движению техники, надо их соблюдать. Если ваш промсклад или пути передвижения примыкают к полям, не забывайте, что за повреждение посевов предусмотрена ответственность. Уважайте не только свой труд, но и труд людей из сельского хозяйства.


То, как эффективно можно очищать ветровально-буреломные лесосеки от порубочных остатков и пней с помощью современной техники, участники семинара смогли увидеть на финальной локации в 100-м квартале Краснобудского лесничества. Здесь в настоящее время работает Климовичский лесхоз. Помогает ему в подготовке почвы мульчер с добавленными функциями ротоватора Prinoth RFL 700 с УЭС 2-280А от ОАО «Гомсельмаш».

— Данная техника работает на двух передачах — на 1000 (проводит мульчирование) и 540 (осуществляет ротовацию) оборотах. Мульчированием измельчает все порубочные остатки и понижает пни. При ротовации (следующая фаза), согласно характеристикам от производителя, техника способна заглубляться на 18 см, но, как показывает практика, может и ниже, измельчает всё, что находится в почве: остатки пней, корневую систему и т. д., — поделился наблюдениями Михаил Степанов. — Именно такая комбинация — Prinoth RFL 700 плюс УЭС 2-280А от ОАО «Гомсельмаш» — оптимальное сочетание данной техники как по эффективности, так и по цене. Мульчирование этой техникой, как рассказал Михаил Сергеевич, обходится в 1958 руб., ротовация — 2600 руб., все разом — 4558 руб.

Оцениваем первые результаты, ставим актуальные задачи

После посещения лесосек участники мероприятия собрались в конференц-зале для того, чтобы обозначить общую картину по результатам ликвидации последствий майских ветровалов и буреломов на данном этапе и наметить планы по вопросам лесовосстановления.


В первую очередь нам нужно в кратчайшие сроки определиться со способом лесовосстановления по каждому ветровально-буреломному участку, — поставил задачу первый заместитель министра лесного хозяйства Александр Драгун. — Помощь в этом нам окажут в том числе специалисты РУП «Белгослес». Решить, где будет естественное заращивание, а где искусственное лесовосстановление, необходимо уже до 15 июля, начав указанную работу на лесосеках, где их разработка приближается к завершению. После чего определиться с теми работами, которые нужно провести на участках, где мы планируем искусственное лесовосстановление. 


Всего в результате разгула майской стихии в Беларуси было поставлено на учет 2,3 млн кубометров древесины. Наибольший урон пришелся на леса Могилевской области. Но, как заметил Олег Селих, в общей сложности труднодоступные лесосеки составили всего 7 % от общей площади поврежденных насаждений.

— Общая площадь насаждений, поврежденных буреломами и ветровалами в нашей области, достигла 5300 га. Из них на Климовичский лесхоз, наиболее пострадавший, пришлось 1753 га, — рассказывает Олег Валерьевич. — Первый этап лесовосстановления на 10—15 % доступных для данных работ участках пройдет уже осенью этого года.

Чтобы понимать, как планировать дальнейшую работу по лесовосстановлению, Александр Драгун также поднял вопрос наличия посадочного материала, который будет использоваться на ветровально-буреломных участках, отведенных под лесовосстановление.

В частности, у Могилевского ГПЛХО, как рассказал Олег Селих, на сегодня есть с большим запасом сосна, но области не хватает где-то 4 млн штук стандартного посадочного материала елки. Также есть проблема по дубу — недостаток около 2 млн штук. Наиболее пострадавший Климовичский лесхоз отметил у себя дефицит по дубу и ольхе. Дуба требуется 1 млн 135 тыс. штук, есть только 78 тыс. Ольхи черной — 1 млн 690 тыс. штук, в наличии порядка 10 тыс.

Оценивая ситуацию, Александр Драгун попросил ГУ «Республиканский лесной селекционно-семеноводческий центр» оказать содействие лесхозам, нуждающимся в лесовосстановлении на ветровально-буреломных участках. А также предложил наименее пострадавшим областям поделиться с коллегами «излишками» посадочного материала.

Также обсудили другие варианты по лесовосстановлению с учетом недостающего посадочного материала. Так, к примеру, главный лесничий Брестского ГПЛХО предложил попробовать провести посев желудем, компенсируя недостаток дуба. Но надо понимать, что это будет возможно только при наличии урожая качественных желудей дуба осенью этого года.

Лесовосстановление — дело техники

Серьезный акцент был сделан на необходимости применения механизации для лесовосстановительных работ.


Площади большие, вручную не справиться. Поэтому важно понимать, какими силами мы будем создавать культуры, а самое главное, есть ли у нас для этого необходимые механизмы или нужно их приобретать, что на сегодня уже не такая и простая задача, — заметил Александр Драгун. 


Что касается механизации Могилевского ГПЛХО, как рассказал главный лесничий объединения, в области имеется 8 мощных фрез.

— Это немецкий Prinoth 550 (5 штук), Prinoth 700 (1 штука) и две французские фрезы Rabaud, — перечисляет Олег Селих, уточняя: — Справиться с пнями могут только эти фрезы. Тем, что ниже классом, это не по силам.

Важно не просто покупать технику, а предварительно убедиться в ее эффективности. Причем, как отметил Александр Драгун, желательно наличие сразу комплекта механизмов для разных стадий работ: от подготовки почвы до уходов за культурами.

— Если, условно, у вас есть замечательная мощная фреза, то стоит позаботиться и о покупке другой техники, чтобы после обеспечить механизированные уходы. То есть нужно смотреть на перспективу, если хотите получить максимальный эффект, — объяснил Александр Николаевич.

Наиболее пострадавшим лесхозам — Климовичскому, Горецкому и Чериковскому — первый замминистра рекомендовал приобрести лесопосадочные машины. Остальным пострадавшим лесхозам также стоит принять решения по механизации с учетом намеченных планов, условий на лесосеках и финансовых возможностей.


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: