«Всегда был уверен в своей команде»

«Всегда был уверен в своей команде»

Кем гордимся

Беседовала Татьяна БИНДА
15.09.2022 Версия для печати

Какими бы сложными ни были времена, у лесничего Александра Богомазова в Хальчанском лесничестве никогда не было проблем с кадрами. И лесничество, площадь которого в полтора раза больше, для сравнения, государства Сан-Марино, всегда было в лидерах среди подразделений Жлобинского лесхоза. Уже 4 года Александр Иванович на пенсии, но по работе скучает до сих пор. Сегодня, 15 сентября, ветерану лесного хозяйства, обладателю звания «Ганаровы лесавод» исполняется 65 лет. Накануне мы поговорили с Александром Ивановичем и приводим здесь самые интересные цитаты нашего героя. 

— Начинал свой путь с лесной авиации. В 1980 году окончил Великолукский лесотехнический техникум. Потянуло на романтику, поэтому по распределению захотел отправиться в авиаохрану лесов от пожаров в Иркутское авиаотделение. Поработал сезон, а потом поступил в Ленинградскую лесотехническую академию имени С. М. Кирова на заочное отделение и вернулся на родину, в деревню Пиревичи Жлобинского района. 

Мне повезло начинать работу в Жлобинском лесхозе, когда им руководил талантливый Борис Яковлевич Абрамсон. Он умел найти подход к каждому работнику, будь то лесничий, мастер леса или лесник. Держал всё на контроле, регулярно выезжал в лесничества и общался с коллективами. Люди держались за свое место в лесничестве. Думаю, я остался в лесном хозяйстве во многом благодаря Борису Яковлевичу. Он сумел привить эту любовь к лесу. 

Приятно видеть, что в лесхозе продолжают трудиться коллеги, которые начинали при мне свой трудовой путь в лесном хозяйстве. Это помощник лесничего Хальчанского лесничества Марина Цветкова. Ответственный, добросовестный работник. 

Я пришел в лесничество в 1980 году и застал ручную погрузку, конную трелевку древесины. А в бухгалтерии Хальчанского лесничества были обыкновенные деревянные счеты и арифмометр. Такая в то время была механизация! Лесокультурные объемы были даже больше, чем сейчас. В год лесничество создавало около 120 га новых лесов, а заготавливало 500 кубометров древесины в месяц. Сажать лес на бывших сельхозземлях помогали школьники, местные жители. Все стремились подзаработать, а в лесничестве платили хорошо. 

Запретов на посещение лесов в то время не было. Но и лесные пожары случались реже. В наше время все едут в лес на машинах, стало больше отдыхающих. А сельским жителям было некогда устраивать пикники в лесу. В лес тогда ходили пешком за ягодами и грибами, чтобы сдать собранный урожай и подзаработать. Да и климат поменялся, стал более засушливый. 

В нашем лесничестве никогда не было текучести кадров. В других лесничествах часто возникали проблемы с нехваткой рабочих. Ведь в 1980-е годы зарплаты в сельском хозяйстве были выше, чем у нас, и толковые механизаторы все шли туда. А те, кто приходил в лесхоз, не всегда работали добросовестно. Но потом дела наладились, зарплаты подросли, и к нам, наоборот, стали приходить люди. 

На мой взгляд, лесник — ключевая фигура в лесу, универсальный работник. Он отвечает и за благоустройство мест отдыха в лесу, и за посадки, уходы за лесными культурами. Обход без лесника — как дом без хозяина, сразу придет в запустение. Начнутся хаос и непорядок. 

Что касается уходов за лесными культурами, всю работу лесники проводили вручную. Не было мотокусторезов, их заменяли топоры и огромные ножи, похожие на меч. Ими в лесничестве проводили осветление. 

Ведомственный контроль был очень активный и довольно жесткий. Но при этом другие структуры не проводили в лесхозах свои проверки. Мы чувствовали большую ответственность, поскольку работники аппарата лесхоза присутствовали на всех мероприятиях в лесничестве: на техприемке, инвентаризации, переводах лесных культур, контролировали рубки ухода. В лесничества регулярно приезжали специалисты из областного лесохозяйственного объединения и Минлесхоза. 

Потрав лесных культур дикими животными было немного. Огораживанием мы почти не занимались, защищали лишь единичные участки, а сейчас лесхозы вынуждены вкладывать огромные деньги в приобретение сеток, установку ограждений. 

За деловой древесиной и дровами в лесничество обращались постоянно. Местные жители строили жилье, делали ремонты. Газа в то время не было, поэтому все топили дома дровами. И мы никому не отказывали. Транспорта тогда в лесничестве не было, дрова возили на лошадях либо люди где-то сами находили трактор и забирали топливо. 

Главной задачей лесничества всегда оставалась охрана и защита леса. Самовольных порубок уже в то время практически не было. А вот лесные пожары случались. Но мы их быстро обнаруживали, лесники дежурили, с вышек замечали дым. 

Считаю, моему поколению работников лесного хозяйства есть чем гордиться. Когда возвращаюсь из Жлобина домой, вдоль трассы М5 Минск — Гомель вижу результаты нашего труда, какой хороший лес там растет. 

В 2014 году я получил звание «Ганаровы лесавод». Было чувство удовлетворения, ведь труд моей команды высоко оценен со стороны государства и руководства отрасли. Была гордость за коллектив лесничества, который был готов выполнить самую сложную задачу. Я всегда чувствовал в них уверенность. 

По работе до сих пор скучаю, хотя уже 4 года как на пенсии. У меня четверо внуков, которые часто приезжают в гости. Дома выращиваю13 сортов винограда. Работы хватает, но порой всё равно захожу к коллегам в родное Хальчанское лесничество узнать, как дела. Хорошо, что и лесхоз о нас, ветеранах, помнит. Поздравляет с праздниками, приглашает на празднование Дня работников леса. Это очень приятно. 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: