90-летний юбилей отметил ветеран Алексей Михайлович Дедунович

90-летний юбилей отметил ветеран Алексей Михайлович Дедунович

Твои люди, лес!

Наталья ЦЕЛИТАН, Фото Валерия ХАРЧЕНКО, Фото из личных архивов
31.03.2016 Версия для печати

Алексей Михайлович Дедунович позвонил в редакцию сам, когда прочел в очередном номере «Белорусской лесной газеты» новость о том, что коллектив Радунского лесничества Лидского лесхоза справил новоселье. «А ведь это я строил первое здание! — заинтриговал он. — И хочу вам о многом рассказать». Не послушать уважаемого ветерана было бы непростительной ошибкой, как и не узнать из первых уст о многих исторических событиях, стать свидетелем которых выпало на долю этого человека. Человека, прошедшего войну, выжившего в концлагере и вернувшегося из плена. Человека, принимавшего участие в возрождении великой страны и внесшего свой вклад в развитие лесного хозяйства. Вчера Алексей Михайлович отметил свой 90-летний юбилей. Несмотря на почтенный возраст, юбиляр, не побоюсь этого слова, удивил не только ясностью ума и твердостью памяти, но и прекрасным чувством юмора.

90-летний юбилей отметил ветеран Алексей Михайлович Дедунович. фото

Боль войны…

Алексей Михайлович Дедунович родился 30 марта 1926 года в Борисовском районе Минской области и до начала Великой Отечественной войны успел окончить 7 классов. Когда случилась беда, ему, подростку, довелось испытать многое. Алексей Михайлович вспоминает: «Наша деревня была партизанской. Был случай, когда немец приехал в деревню за продуктами, а партизаны заметили его и убили. В отместку немцы арестовали всех нас, сельчан. Выстроили и собрались расстреливать,  потребовали, чтобы рассказали, где находятся партизаны. Испугали, конечно, но стреляли поверх голов. Никто ничего не сказал тогда, и они погнали нас в лес, чтобы все-таки расстрелять. И вот с одной стороны — лес, с другой — болото. Что удивительно, разрешили бежать, понимали они, что, по сути, причин стрелять не было. Мы все побежали, я в сторону болота. Повезло — выжил, а ведь много людей полегло в том болоте.

Нас, оставшихся в живых, отправили в концлагерь для военнопленных в Борисове, где, как сейчас известно, похоронено около 10 тыс. советских воинов, расстрелянных, умерших от голода и болезней (июль 1941 г. — июнь 1944 г.). Я выжил и здесь. Ездил как-то туда после войны, так никто не мог поверить, что я — узник, я — жив. А из лагеря тогда меня послали на работы в Германию.

А там так случилось, что освобождали нас американцы и меня ранило. И вот лежу я на поле и слышу какие-то голоса, стал звать на помощь, благодаря этому меня подобрали американцы и поместили в свой госпиталь. Там очень хорошо за мной смотрели, подлечили. А затем долгий путь домой, где, к сожалению, как бывшему пленному, пришлось пройти через череду жестких допросов, после которых был отправлен в шахты Донбасса. Невероятно, но мне опять повезло: увидев мое состояние (прибыл я туда на костылях), местный начальник отдал приказ об отправке на родину. Вот так я вернулся живым домой. А ведь и там погибали люди.

По возвращении пошел работать в родной колхоз, работал бригадиром. Позже решил учиться. А вот выпроситься на учебу было непросто, паспорта не давали. Вымолил. И пошел в строительный техникум, в Минск. В здание на проспекте Независимости, которое я строил вместе с пленными немцами. Это нынешний Дом правительства, как сейчас помню: пятый этаж, там подавали документы на учебу. Я поступил, но из-за того, что не было средств к существованию в столице, пришлось вернуться в Борисов. Как раз в то время открылась Борисовская двухгодичная лесная школа, которую я окончил в 1949 году».

Направили Алексея Михайловича после окончания лесной школы помощником лесничего в Бердовское лесничество Лидского лесхоза, а в скором времени перевели в Радунское — лесничим, где и трудился ветеран 10 лет и заочно в этот период окончил лесотехнический институт в Минске. «Должен сказать, что основные знания для работы в лесу в школе давали, но я понимал: необходимо повышать свой уровень. И всегда стремился к знаниям. В то время людей с высшим образованием было мало, их ставили руководить, но непременным условием была партийность, а мне после плена дорога в партию была закрыта», — вспоминает юбиляр.

1950 год. фото

Его высокие и стройные леса

Считается, плоды труда лесоводов смогут оценить лишь потомки, в случае же с Алексеем Михайловичем это утверж­дение теряет актуальность. Ведь он как раз увидел и оценил плоды свое­го труда. Его согревает мысль о том, что шумят на Гродненщине его высокие и стройные леса.

«Сейчас моим посадкам 70 лет, эти приспевающие насаждения раскинулись на территории Радунского лесничества Лидского лесхоза. Не могу нарадоваться на свой лес, вот какой, смотри, сам сажал!» — повторял юбиляр и показывал фото.

О работе в лесном хозяйстве вспоминает Алексей Михайлович с той особой теплотой: «А ведь в Радунском лесничестве конторы не было, мы ютились в доме за 10 километров от населенного пункта, куда не каждый мог и доехать. Я горжусь тем, что добился того, чтобы перевезти этот дом в Радунь. А ведь земля тогда была на вес золота. И я, как депутат районного Совета, обратился с просьбой в облисполком. В виде исключения после всех согласований нам разрешили строиться на 10 сотках. Строили хозяйственным способом, денег ведь не было. Да и работали — все руками, все пешком. В лесничестве была лишь одна лошадь. А ведь в год сажали по 200 га леса».

Радунское лесничество, 1997 год. фото

Еще шесть лет отработал Алексей Михайлович лесничим в Остринском лесничестве Щучинского лесхоза, куда его направили по собственной просьбе: «Гродненским управлением лесного хозяйства руководил тогда Дмитрий Викентьевич Семенюк, он и направил меня по моей просьбе в Острино, так как я просто устал от кляуз. Вот куплю новые ботинки или рубашку — все, письмо отправлено, словом, сигнализировали. И едет проверка за проверкой, а ничего не подтверждается, устал от всего этого и попросился на другое место. Все всё поняли. Я всегда работал на совесть, жалел людей, показатели все выполнял. Меня даже вызывали в Министерство лесного хозяйства для оформления в резерв кадров министерства, но так сложилось, что по семейным обстоятельствам пришлось уехать в Ригу».

В Риге лесничий не смог найти работу по специальности и был вынужден пойти на фанерный завод мастером деревообрабатывающего цеха. Через два месяца стал старшим мастером, затем — начальником смены, а через год — начальником фанерного цеха. Но произошла на заводе смена руководства, которое затребовало знания латышского языка. Как раз языковой барьер и сыграл свою роль. «Язык мне не давался, и я подался на переезд в Минск. Пошел в Министерство местной промышленности, так как считал, что, уехав тогда, подвел лесное хозяйство, и идти туда было неудобно, — признается Алексей Михайлович. — А так как я уже кое-что понимал в деревообработке, меня взяли старшим инженером в центральный аппарат министерства, в техническое управление. Позже оформился завсектором в Белместпромпроекте. Занимался метрологией и стандартизацией. С разрешения министра промышленности преподавал в Институте повышения квалификации для руководящих работников, так как в то время не разрешалось сов­мещать виды деятельности.

У министерства в подчинении было 260 предприятий. Сколько же мне пришлось изучить! К примеру, плохая сантехника, крошится эмаль. И я, изучив всю технологию производства, выезжал на место и разбирался в проблеме. Или же валенки плохи, или подушки колючие наша промышленность выпускает. И всё надо досконально выяснить, глубоко изучить проб­лемы. Вы знаете, к примеру, какую нагрузку оказывает на человека вес телогрейки? Или почему наши пианино хуже импортных?»

Оказалось, все это он знает и помнит до сих пор! Алексей Михайлович и теперь может в деталях рассказать о технологии производства многих товаров народного потребления. За работу в этой отрасли он получил звание «Отличник качества Министерства местной промышленности БССР». Имеет ветеран и значок «10 гадоў бездакорнай службы ў дзяржаўнай лясной ахове Рэспублікі Беларусь». Так сложилось, что Алексей Дедунович отработал по 18 лет и в одной, и другой отрасли. И, пройдя долгий путь и получив богатый профессиональный опыт, смотрит на нынешние реалии с восхищением. Особенно рад он преобразованиям в лесном хозяйстве, которые постоянно отслеживает, читая «Белорусскую лесную газету».

— И что, теперь у каждого лесничего есть своя служебная машина? — спросил он у меня.

— Да, — ответила я. — Сейчас все подразделения располагают необходимым парком современных машин.

— Ну, знаете, так это просто райские времена, только работай! — подытожил ветеран.

Согласитесь, сравнения таких уникальных людей неголословны, за ними стоит тяжелый опыт, благодаря которому мы с вами имеем возможность развиваться и покорять новые вершины. Хочется пожелать Алексею Михайловичу крепкого здоровья, еще долгие-долгие годы оставаться примером для молодежи и ни при каких обстоятельствах не терять бодрости и оптимизма! С юбилеем!


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: