Где родился — там и пригодился

 Где родился — там и пригодился

Твои люди, лес!

Александр ЦЫБУЛЬСКИЙ, Фото автора
20.08.2020 Версия для печати

 

    Эта народная мудрость в полной мере относится к Ивану Бураку, заслуженному лесоводу Беларуси, который прослужил лесу, без преувеличения, всю сознательную жизнь. Причем трудился всё время в одном Осиповичском опытном лесхозе. Менялись должности — мастер, помощник лесничего, лесничий…
Но неизменным оставалось призвание — Лесовод. Не перестает удивлять неистребимый оптимизм наших ветеранов, на долю которых выпало столько испытаний! Они смогли пережить войну, полуголодные годы послевоенной разрухи и не потерять веру в людей. Их глаза по-прежнему искрятся добротой, а нередко есть в них и какая-то мальчишеская хитринка. В общем, голова седая, а оптимизма ­и по-настоящему юношеского задора столько, что многие сегодняшние двадцатилетние позавидуют.
Июль 1941-го он помнит очень хорошо. Немецкие солдаты зашли к ним в дом, когда за столом сидели отец и дядя. Сразу сняли у них с головы шапки и оценили стрижки. Если б были короткие — значит, солдаты… К счастью, оба оказались нестриженными. Потом один немец угостил какой-то круглой конфетой, погрузил дядюшкин велосипед в машину и уехал. А под вечер они вернулись и начали охотиться на деревенских гусей, которые спокойно паслись на выгоне. У некоторых хозяев сожгли сараи.
— А через пару дней… Рожь еще стояла неубранной. Немцы обнаружили там наших солдатиков-окруженцев и начали давить их танками. Сколько тогда полегло их на том поле!
Был момент, когда до смерти маленькому Ване оставались считаные секунды. Было ему тогда всего-то лет семь. Дело в том, что неподалеку от деревни Баранцы, где в ту пору жила семья Бурак, партизаны ­повредили связь. Приехали каратели, согнали всех к одной хате, окружили, установили пулемет, офицеры достали пистолеты, чтобы добивать раненых…
Спасло то, что один из местных жителей в годы Первой мировой войны был в плену в Германии и неплохо знал немецкий язык. И ему каким-то чудом удалось убедить офицера, командовавшего экзекуцией, что люди ни в чем не виноваты. Но так везло не всем.
— У мамы были две родные сестры и у каждой по четверо детей, — вспоминает Иван Степанович. — Они жили в соседней деревне. Во время одной из карательных операций немцы уничтожили эту деревню и еще одну вместе с ее жителями. Там похоронены две мои тети и 8 сестер и братьев. Не дай бог такое пережить еще раз…
Закончилась война, наш герой окончил семилетку и поступил в Буда-Кошелевский лесной техникум. Почему? Причин несколько. Но главная, наверное, в том, что он родился среди леса. И как многие деревенские мальчишки, можно сказать, пропадал там всё свободное время. С тех пор осталась любовь к сбору грибов и ягод. ­Позже пришло и увлечение охотой. А еще были в деревне парни постарше, которые к тому времени уже окончили этот техникум. ­Кто-то работал лесничим, кто-то лесоустроителем в Сибири. Он признается, что решение пришло само собой и сомнения в правильности выбранного жизненного пути его не терзали.
Об учебе в техникуме у него остались самые теплые воспоминания, хоть и нелегко приходилось. Чем могли помочь родители-колхозники, которые за каждый выработанный в колхозе трудодень в конце года получали в лучшем случае по килограмму зерна? «Живых» денег в деревне тогда не видели. И тут выручал лес, собранные грибы и ягоды продавали в городе, что как-то помогало свести концы с концами.
После окончания техникума поработать сразу не получилось. Практически всех ребят с его курса призвали на службу во флот. И только после окончания службы, в 1957 году, началось его профессиональное служение лесу — 27 декабря он был зачислен на должность техника-лесовода в Липеньское лесничество Осиповичского лесхоза. А 6 августа 1966-го из этого лесничества, где уже трудился помощником, был переведен на должность лесничего Вязкого лесничества. И 33 года был его бессменным руководителем. А общий стаж работы в Осиповичском опытном лесхозе у Ивана Степановича — 49 лет!
Когда я спросил у лесовода, что ему больше всего запомнилось за эти годы, он только руками развел. За это время столько всего произошло, что сразу всё и не упомнишь. Прежде всего, говорит Иван Бурак, кардинально поменялось техническое оснащение лесхозов. В Липеньском лесничестве когда-то было 12 лошадей, а в Вязье — 5. Они использовались в основном на трелевке. А за лошадьми должен быть постоянный уход, надо было заготовить корм на зиму. Тракторы были в лесхозе, но совсем мало.

 


— В Вязское лесничество я пришел в январе, а в феврале мы начали делать вольер для благородного оленя, — продолжает вспоминать Иван Бурак. — Огородили 28 гектаров. Сначала к нам привезли 25 оленей, потом в Липеньское лесничество. Через год их выпустили на свободу, а через несколько лет их столько развелось… По 70 голов иногда выходило на сплошные лесосеки!
Поэтому, когда была разрешена на них охота, в гости в лесхоз зачастили знаменитости. Например, прославленные спортсмены, олимпийские чемпионы Александр Медведь и Леонид Тараненко, бывший президент Грузии Звиад Гамсахурдия. Целый день провел Иван Степанович с Максимом Танком, который приезжал сюда на охоту с послом Польши. «И весь день он говорил только по-белорусски», — вспоминает ветеран.
В середине 1990-х сюда завезли первую партию зубров, 15 голов. А теперь их уже более 500, и стада зубров можно встретить не только в Осиповичском районе, но и в соседних — Березинском и Червенском.
Как охотник с большим стажем Иван Степанович не приемлет нынешнего отношения к кабану.
— По всей республике охотхозяйства утилизируют не одну сотню тонн мяса кабана, — говорит он. — И при этом мы импортируем из России мясные консервы кабана! Причем по цене, сравнимой с ценой красной икры! Где логика? Я, например, не слышал, чтобы в нашем лесхозе хоть одна проба на АЧС была положительной? Что интересно, если раньше одна самка приносила 5—6 поросят, то сегодня случается и по 12—13. Получается, сама природа встала на защиту популяции.
Иван Бурак, несмотря на то что уже давно на заслуженном отдыхе, по-прежнему внимательно следит за работой отрасли, в том числе, кстати, и благодаря постоянному чтению «Белорусской лесной газеты». На многие процессы, происходящие в лесном хозяйстве, у него свой взгляд, подкрепленный богатым жизненным и профессиональным опытом.
— К созданию лиственных культур ­надо подходить очень скрупулезно. Особенно ­дубовых. А еще считаю, что у нас недостаточно внимания уделяется березе, она требует особого статуса — главной мягколиственной породы. Это объясняется ее народно-хозяйственным значением. Если дуб заготавливают в 100—140 лет, то березу в ­60—70. То есть береза за это время дает два оборота рубки. А запас древесины на таких почвах, как у нас, супесях, подстилаемых суглинками, такой, что ни в один разряд высот не укладывается. Я как-то в Вязье отводил участок для семидесятилетних берез, так и теперь помню — запас древесины 480 кубометров на 1 га был! Нет смысла говорить о ее ценности. И паркет, и мебель — что хотите делайте! Уход проводить тоже проще, да и средств для этого требуется меньше. И сок можно подсачивать. А уж про красоту березовых рощ и говорить нечего.
Иван Степанович — человек в отрасли авторитетный. В 1981 году ему было присвоено звание заслуженного лесовода республики. Он был делегатом первого Съезда лесничих Беларуси и СССР. К слову, на том памятном для него союзном съезде он понял, что не одинок в своей любви к березе. Несколько делегатов тоже говорили о необходимости расширять ее посадки. С высоты своего богатого опыта Иван Бурак считает правильным и очень важным шагом восстановление Министерства лесного хозяйства как органа управления отраслью. Именно это, по его мнению, способствовало ее динамичному развитию в последние годы.

"Лес заготавливали двуручными пилами, — вспоминает ветеран. — Когда в Липеньское лесничество поступили бензопилы «Дружба», рабочие выступили категорически против. Потому что при ручной валке у них были вполне приемлемые нормы выработки, которые они перевыполняли. И за это получали хорошие премии. А бензопилы хоть и облегчали работу, но лишали их этого. Впрочем, те бензопилы с современными не идут ни в какое сравнение. А погрузка? А трелевка? Тогда же почти всё делалось вручную. Главным средством механизации была лошадь. А теперь какие харвестеры, форвардеры в лесхозах!.."
* * *
Уверен, что сегодня в его доме не закрываются двери. Ведь именно в этот день, 20 августа, Ивану Бураку исполняется 85 лет. Поздравить ветерана пришли не только его дети и родственники, но и многочисленные друзья, коллеги — словом, все, кто вместе с ним верой и правдой служил и продолжает служить белорусскому лесу. Можно не сомневаться, что в его адрес будет сказано ­немало теплых, искренних слов пожеланий. И пусть они сбудутся!

 

 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: