Как один день…

Как один день…

Твои люди, лес!

Александр ЦЫБУЛЬСКИЙ
03.08.2021 Версия для печати

У кого-то в трудовой книжке не хватает страниц, чтобы перечислить места работы и должности, а для мастера леса Головчицкого лесничества Наровлянского спецлесхоза Виктора Василенко и трех разворотов оказалось много. Принят подсобным рабочим, переведен в вальщики, затем в лесники, переведен на должность мастера. И всё. Да, увольнялся, но «в связи с уходом в ряды Вооруженных Сил СССР», а отслужив, вновь вернулся в свое лесничество на прежнюю должность. 

Словом, можно сказать, что здесь прошла вся его жизнь. Пришел работать в лесхоз в далеком уже 1976 году, а 30 июля 2021 года ушел на заслуженный отдых. Хотя уверен, что сидеть днями перед телевизором он не будет. За плечами 45 лет непрерывной работы с перерывом на службу в армии. Причем с 1985 года и до выхода на пенсию Виктор Василенко трудился мастером. 

— Когда только начинал работать, помню, как на одном собрании зачитывали стаж работников: кто-то проработал в лесхозе 20 лет, кто-то 30. Я сидел и думал: как много! А у самого более 40 лет в лесхозе пролетели как один день… И аварию на Чернобыльской АЭС он пережил и никуда не уехал. 

— Почему не уехал, когда многие уезжали? — переспрашивает Виктор Афанасьевич. — А просто не уехал и всё. И не жалею об этом! Моя родина здесь, и куда мне ехать? Кстати, из тех, кто тогда уехал, в живых почти никого не осталось. Люди, покинув родной дом и прихватив с собой только документы, пережили стресс и, судя по всему, так и не смогли с ним справиться. А человек так устроен, что за всё переживает. 

Когда только начинал, работать было намного сложнее, чем теперь, говорит ветеран. Ведь тогда все работы — и заготовка древесины, и ее погрузка — выполнялись вручную. Бензопилы «Урал» и «Дружба» не сравнить с современными. 

— Тогда всё, что мы нарезали, мы же и грузили сначала на машины, а потом в вагоны, — вспоминает Виктор Василенко. — Иногда грузили до трех-четырех часов ночи балансы и виноградные колы, колодки для разделки мяса (их высота, как сейчас помню, 1 метр, а диаметр 50 сантиметров). И всё это надо было закатить руками на машину, а потом с машины в вагон. Нас возили на «летучке» в Ельск на станцию погрузки, а потом обратно. И к восьми часам утра мы приходили опять на работу. А теперь что — только заготовь. А погрузка — дело техники. Хотя труд вальщиков и механизаторов на вывозке по-прежнему очень нелегкий. А что касается мастеров, то за эти годы у них стало намного больше бумажной работы.

Словом, можно сказать, что его рабочим кабинетом всегда был лес. Да и отдыхает от работы он тоже в лесу, поскольку увлекается рыбалкой и охотой. Причем не просто охотой, а охотой на волка.

— Наша бригада когда-то занимала призовые места в Беларуси в этом виде охоты. В прежние годы мы за сезон добывали и 38 волков, и 41, — говорит Виктор Афанасьевич. — Сейчас поменьше. Но это не значит, что волков стало меньше. Рядом с нами находится Полесский радиационный заповедник, и стаи оттуда делают набеги к нам. Но их численность остается более-менее на одном уровне. 

На охоте всякое бывает. Виктор Афанасьевич вспоминает, как однажды увидели стадо кабанов, которое попыталось переплыть речку. Да неудачно. Они, оказавшись в полынье, плавали, не в силах выбраться на лед. Попытка приблизиться к ним не сулила ничего хорошего. Тем временем молодые поросята один за одним ушли под лед. Осталось четыре взрослые особи, которые тоже выбивались из сил. В какой-то момент течением их тоже затянуло под лед, но они сумели-таки выбраться обратно. Ситуация была критической. Тогда охотники топорами разбили лед и сделали проход к берегу. 

— Дикие кабаны подплывали и, обессиленные, падали, не в силах выбраться на берег, — вспоминает Василенко. — Когда к ним подходили, они скалились, мы забрасывали им в пасть веревку, они сжимали челюсти, и мы вытаскивали их на берег. Так всех и спасли. Мы были уверены: они поняли, что мы не причиним им вреда, что мы их просто спасаем. Отдышавшись немного, кабаны удалились. 

— И вы их отпустили? — удивляюсь я. 

— Мы же охотники, а не мясники, — говорит Виктор Афанасьевич. — Если зверь попал в трудную ситуацию, ему надо помогать. А с другой стороны, я никогда не ходил с ружьем в лес за мясом. Волк — это другое дело. Но могу иногда с собакой сходить на куницу, а еще люблю рыбалку. 

У Виктора Афанасьевича надежная, как он сам особо отметил, опора. Кстати, 17 августа исполнилось 35 лет, как они вместе со своей супругой, Ириной Константиновной, шагают по жизни. Летом 1986 года приехала она сюда в командировку с Гродненщины и готовила пищу тем, кто занимался ликвидацией последствий чернобыльской трагедии. А, как оказалось, нашла здесь свою судьбу. За эти годы вырастили и воспитали двух дочерей и сына. Кстати, старшая дочь, Марина, закончила БГТУ и в 2012 году стала победительницей конкурса «Нашы прыгажуні» в номинации «Лесная нимфа», который проводила «БЛГ». Сын Андрей и дочь Наталья тоже получили высшее образование.

Виктор Афанасьевич благодарен супруге за понимание, за терпение. Работа лесовода — не из легких. Были и у нее бессонные ночи. 

— В 1992 году мы сутками пропадали в лесу, тушили пожары, — вспоминает Василенко. — Приезжаешь домой весь в копоти, а она ждет… 

В пятницу, 30 июля, мастер леса Виктор Василенко последний раз вышел на работу перед уходом на заслуженный отдых. Но уверен, что еще долгие годы лес будет ему не только сниться. Ведь отдав ему столько лет своей жизни, он практически сроднился с ним. 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: