Первый среди равных


На сегодняшний день среди генеральных директоров областных объединений отрасли самым большим опытом работы в должности обладает Владимир Александрович РАЕВСКИЙ. Он возглавляет Могилевское ГПЛХО уже 20 лет. А недавно отпраздновал 60-летие — хороший повод поделиться мыслями и воспоминаниями.
— Владимир Александрович, с какими чувствами встретили свой юбилей?

— Чувства хорошие. За эти годы было многое сделано. Лесное хозяйство — это такая отрасль, где поддерживать порядок, который требуют глава государства и правительство, очень сложно. Но работа эта интересная. И если планомерно работать каждый день, желаемый результат всегда будет достигнут. Это подтверждает весь мой опыт.
Всем своим специалистам я всегда говорю: сложностей не надо бояться. У нас есть сырье, кадровый потенциал и материально-техническая база. Это всё, что нужно для решения любых задач. Надо только постоянно думать о том, как создавать леса будущего устойчивыми к вредителям и неблагоприятным климатическим условиям, природным катаклизмам и эффективно их использовать.
— И вы знаете, что для этого нужно?
— А я не скажу ничего нового. Это мнение не мое, оно давно выработано и всем известно. Во-первых, чтобы вырастить устойчивые леса, нужно создавать смешанные насаждения. Они более устойчивы по отношению и к вредителям, и к ураганным ветрам, и к болезням.
Во-вторых, у нас перед глазами есть хороший пример наших соседей — лесоводов Польши и Прибалтики. Уровень ведения лесного хозяйства у них выше. Одна из причин этого — хорошо развитая дорожная сеть. Везде, где нужно проехать в лесу, есть дороги, развитая квартальная сеть.
Нам, чтобы прийти к этому, нужно очень много финансовых средств еще вкладывать. Пяти-десяти километров лесных дорог, которые мы строим сейчас ежегодно в области, совершенно недостаточно.
Единственная наша пока не решенная проблема, даже не проблема, а настоящая головная боль, — это массовые усыхания из-за нашествия вредителей леса. Прежде всего, речь идет о короеде-типографе в еловых насаждениях, короедах вершинном и шестизубчатом — в сосновых. Всё, что мы сегодня можем сделать для борьбы с этим явлением, к сожалению, — это своевременно ставить на учет очаги распространения вредителей, проводить санитарные рубки и создавать новые лесные культуры.
Если откровенно, то все задачи, которые есть в лесном хозяйстве, — выращивание хозяйственно ценных насаждений, питомническое хозяйство, промышленная дея­тельность, модернизация лесозаготовки и деревообрабатывающих мощностей — решаемы. И мы видим варианты их решения. А вот в борьбе с усыханием насаждений мы не знаем других способов, кроме вырубки…
— Строительство лесных дорог довольно затратное мероприятие. А лес рубится один раз в 60—80 лет. Целесообразны ли такие затраты?
— Лесная дорожная сеть обеспечивает правильное лесопользование. Она должна быть развитой. А пока в отдельные участки лесного фонда лесхозы не могут прийти, а это сырье, которое мы не можем взять и направить на укрепление экономики республики и лесного хозяйства.
Кроме того, это не позволяет в необходимом объеме проводить равномерное изреживание. В результате не созданы условия для оптимально прироста дерева по диаметру и высоте, увеличивается естественный отпад. Принцип равномерного лесопользования нужно выполнять, а для этого нужна дорожная сеть.
— Вы говорили о польском опыте. При встречах с польскими лесоводами обращаешь внимание на их умиротворенность и спокойствие, о каких бы проблемах ни шла речь. А мы всю жизнь постоянно с чем-то боремся, напрягаемся, на взводе и на нервах что-то решаем. И всё равно, как вы говорите, отстаем. Почему?
— У нас и стартовые условия разные. Польские лесоводы, помимо дорожной сети, имеют преимущество в питомническом хозяйстве. Мы только приближаемся к их показателям по выращиванию и реализации посадочного материала и развитию тепличного хозяйства. Чтобы выйти на их уровень, еще многое предстоит сделать.
Есть у них преимущество в условиях реализации древесины. Польша гораздо ближе к европейским рынкам сбыта продукции. Поэтому спрос и цена на древесину там выше. И выход деловой древесины у них больше. Кроме того, в Польше имеется несколько крупных целлюлозно-бумажных комбинатов, которые обеспечивают стабильную реализацию древесины по хорошей цене.
— У нас цены практически на всё не ниже польских. И только древесина, получается, стоит дешевле, чем в Польше?
— Цены на том или ином рынке формируются годами. Изменить их резко и сразу не получится. Определенное движение к повышению цен на древесину на внутреннем рынке есть. Но оно не такое быстрое, как хотелось бы.
— В Могилевском ГПЛХО под вашим руководством многое сделано по модернизации деревообрабатывающих производств лесхозов. В частности, это касается сушильных камер…
— Мы первыми еще 10 лет назад довольно активно занялись этим вопросом. Потом был небольшой перерыв, когда шло обсуждение перспектив деревопереработки лесохозяйственных учреждений в целом по отрасли. Когда на уровне правительства была доказана необходимость существования наших цехов, мы снова вернулись к этой теме. На сегодняшний день в семи лесхозах объединения в цехах работают сушильные комплексы, а в течение двух ближайших лет мы планируем оборудовать ими все наши лесхозы.
— За двадцать лет руководства объединением вам довелось работать с несколькими министрами и губернаторами. Как складывались отношения, кого из этих людей хотели бы вспомнить?
— Я работаю уже с четвертым министром лесного хозяйства и с четвертым председателем Могилевского областного исполнительного комитета. У каждого руководителя такого ранга свои принципы и свой стиль управления. Но все они ценят людей, которые любят свою профессию и работают на результат.
Для меня в работе всегда были очень простые и четкие ориентиры. Это доведенные объединению показатели социально-экономического развития. Чтобы выполнить их, должна быть четко организована работа на всех уровнях, нужно постоянно внедрять новые передовые технологии и оборудование. Даже если время от времени будут случаться ошибки, новое должно активно внедряться. Время всё расставит по местам. Что-то изменится, а что-то исправится. Не надо бояться ошибок. На них надо учиться.
У меня за годы работы никогда не было каких-то проблемных ситуаций с вышестоящим руководством отрасли или области. При том, что я всегда отстаивал свою точку зрения. Особенно это было необходимо на уровне области. Приходилось доказывать, что позиция лесоводов по тому или иному вопросу для региона имеет государственную значимость.
Чтобы доказать свою правоту, нужно иметь уверенность в своих силах и четкое понимание решаемых задач. Нужно показать, как твои предложения приведут к запланированным результатам. Если ты убедил других людей в чем-то, а спустя какое-то время твои утверждения подкрепляются достигнутыми результатами, нарабатывается кредит доверия, тебе оказывают больше поддержки. Мне всегда удавалось оправдывать доверие вышестоящего руководства и в отрасли, и в области.
Вспомнить в первую очередь я хотел бы Валентина Павловича Зорина. Когда он был министром лесного хозяйства, я стал молодым генеральным директором областного объединения. И он оказал большое влияние на мое формирование как руководителя.
Также многое мне дала совместная работа с Михаилом Михайловичем Амельяновичем. Когда он руководил Минским ГПЛХО, а я — Могилевским, мы постоянно соревновались друг с другом буквально во всем. И в выполнении производственных показателей, и в благоустройстве, и в спорте каждый хотел быть лучшим. Это постоянно подстегивало, постоянно приносило какие-то новые идеи. Такая здоровая конкуренция дала очень хорошие результаты лесному хозяйству наших областей и меня лично многому научила.
Тот период был продуктивным, думаю, для нас обоих. А ведь за руководителем всегда стоит коллектив. Его нужно формировать и развивать. И можно сказать, что то наше соперничество с Михаи­лом Михайловичем дало отрасли целую когорту активных, ответственных и целеустремленных руководителей лесхозов.
Много хороших слов можно сказать и о Борисе Васильевиче Батуре (бывший председатель Могилевского облисполкома). Я у него заимствовал стиль руководства, формы и методы работы. Он бывал довольно резок. Чтобы отстоять перед ним свою точку зрения, приходилось быть очень убедительным и предельно полно владеть вопросом. У нас сложились хорошие отношения и взаимопонимание. Но признаюсь, это произошло далеко не с первой попытки.
— Могилевское ГПЛХО единственное из аналогичных структур, которое размещается в одном здании с облис­полкомом. Такое расположение помогает или мешает в вашей работе?
— Это положительно влияет на нашу работу. Тут рядом все областные службы. Всегда можно зайти и по-соседски проконсультироваться по тому или иному вопросу.
— Какое место в вашей работе занимает выстраивание отношений с местной исполнительной властью и какие проблемы это помогает решать?
— В исполнительной власти часто имеют очень смутное представление о нашей работе. Это иногда становится причиной странных инициатив… Поэтому местной власти всегда нужно показывать, чем мы занимаемся. Для многих, например, становится открытием, что лесники занимаются выращиванием леса и лесопереработкой. Удивляют масштабы и объемы работы лесоводов, наши показатели и достижения.
Но об этом нужно постоянно напоминать, показывать, что мы строим и что уже построили, что планируем построить, что наша работа дает людям и экономике области. Это нужно, чтобы на региональном уровне в вопросах лесопользования принимались решения, основанные на интересах государства, а не отдельных групп субъектов хозяйствования. Лучше всех о государственных интересах в лесной сфере знают лесоводы. Поэтому здесь именно мы должны формировать позицию госорганов. И этому уделять внимание нужно постоянно.
— У нас есть Министерство сельского хозяйства и продовольствия. Но комитеты по сельскому хозяйству являются структурами облисполкомов. Может, в этом залог того особого внимания, которое у нас уделяется сельскому хозяйству, и, возможно, лесоводам стоит перенять этот опыт?
— Может быть, для сельского хозяйства это и так. Но я лично считаю сложившую­ся в Минлесхозе структуру оптимальной для нашей отрасли. Здесь ничего менять в принципе не нужно.
— В заключение разговора позвольте задать вопрос, с которого мы обычно начинаем подобные интервью. Что лично вас привело в лесное хозяйство?
— Я всегда любил природу, охоту любил. Жила наша семья в деревне Сушь Мстиславского района. Учась в школе, я три года был лесничим школьного лесничества. Потом собирался ехать в город Киров, чтобы учиться на охотоведа, но в Минске на лесохозяйственном факультете БГТУ по эксперименту тогда как раз открыли отделение биологии лесных зверей и птиц. Я поступил туда.
Выбору профессии способствовали и мои увлечения — охота, рыбалка и пчеловодство. Пасеку в два десятка ульев я и сейчас держу. Помимо этого, всегда любил спорт. В какой-то степени благодаря этому Могилевское ГПЛХО 12 лет подряд занимает первые места на зимней отраслевой спартакиаде. На летней мы тоже всегда в тройке призеров.
Про наши спортивные достижения в отрасли все знают. Поэтому даже молодые специалисты иногда к нам идут с прицелом на активное участие в соревнованиях. Мы поддерживаем таких людей. Ведь спорт дисциплинирует человека, дает ему силы и настроение для плодотворной работы.

 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: