Во многом поучительная история Петра Касянюка

Во многом поучительная история Петра Касянюка

Вести с мест

Беседовала Татьяна БИНДА
31.03.2022 Версия для печати

Наш собеседник — фигура в отрасли знаменитая. Лесному делу Петр Касянюк отдал 45 лет своей жизни. Лесовод трудился в Брестском ГПЛХО начальником отдела лесного хозяйства и лесовосстановления и лишь недавно принял для себя сложное решение уйти на заслуженный отдых. Мы пообщались с Петром Николаевичем, чтобы поделиться с вами историей и бесценным опытом преданного лесному делу ветерана. 

— Одно плохо на пенсии — выходных нет! — смеется Петр Николаевич. — Мне пока незнакомо состояние души пенсионера. Может, через три дня уже заскучаю, ведь диван — не мой друг однозначно! Я люблю всегда находиться в движении. 

Да и вряд ли пенсия у Петра Николаевича получится ленивой и скучной. В нескольких километрах от Бреста, в агрогородке Мухавец, у него есть дом, который наш собеседник строил своими руками из дерева на протяжении 12 лет. Работа по его благоустройству никогда не заканчивается. 

В 15 лет уехал из дома 

Видимо, такая тяга к строительным делам Петру Николаевичу передалась от отца, который всю жизнь строил дома. А в лесное хозяйство наш герой попал, как это бывает, случайно. Окончив восемь классов, Петр Касянюк решил начать жить самостоятельной жизнью и уехать от родителей. В это время к отцу приехал знакомый объездчик из Брестского военного лесничества (прототип современного мастера леса). 

— Я как раз прочитал в газете «Знамя юности» заметку о том, что в Полоцком лесном техникуме готовят участковых техников, помощников лесничего и помощников таксатора. Спрашиваю у дяди Коли: «Кто такой таксатор?» А он мне отвечает: «К нам хлопцы из Минска приезжают, что-то измеряют, считают. И так ездят по всему свету!». Я сразу загорелся этой идеей и в тот же день отправил документы в Полоцк. 

Учиться в техникуме было легко. Помогало то, что Петр вырос в деревне, каждое лето проводил в лесу, и уже в первом классе легко там ориентировался. Как и все местные ребята, собирал ягоды, а потом отвозил их в Брест на продажу. 

— Раньше все думали, что на лесника и вовсе учиться не надо, поэтому удивились, когда я, отличник, выбрал такую профессию, в то время еще и низкооплачиваемую. Но я об этом даже не думал, — вспоминает Петр Николаевич. 

Лесовод-парашютист 

После окончания Полоцкого лесного техникума Петра Касянюка сразу ждала повестка в армию. Парень попал в воздушно-десантные войска, служил в Каунасе, Кишиневе и за два года совершил 26 прыжков с парашютом! 

— Первый раз прыгать было не страшно. А вот потом начал волноваться, потому что понял: все неожиданности подстерегают не в небе, а на земле. С приземлением постоянно были какие-то приключения — то ветром в сторону унесет, то на купол кому-нибудь приземлишься. Сослуживцы шутили: «До дембеля ты не доживешь», — вспоминает Петр Николаевич. — Это была настоящая школа жизни. Наверное, благодаря армии я и сейчас такой активный. 

После службы в Вооруженных Силах Петр Касянюк захотел работать летчиком-наблюдателем в специальном лесном авиаотряде в Ленинградской области. Но его друг и сослуживец отказался, а с ним за компанию решил вернуться на родину и наш собеседник. 

Получал 90 рублей, а жена-швея — 210 

Молодой специалист устроился мастером леса в Брестский лесхоз и этой же осенью поступил в Белорусский технологический институт имени С. М. Кирова. Учиться было легко: помогали знания, полученные в Полоцком лесном техникуме. 

Мастерский участок Петра Касянюка находился в 17 км от дома, в Пожежинском лесничестве. Сейчас он часто навещает свои первые лесные культуры. 

— До сих пор помню, кто какой ряд тогда сажал! — говорит ветеран. — Директор Брестского лесхоза Анатолий Ильюкевич предлагал мне должность лесничего, но я был таким нерешительным, что не согласился. Сейчас поступил бы по-другому. И молодым людям советую: не бойтесь, не стесняйтесь! Пробуйте — и всё получится! 

Объемы работ в лесхозах 40 лет назад были совершенно другие. Тогда на мастерском участке в один сезон сажали 160 га лесных культур! Чтобы выполнить такие объемы, весной каждый день здесь трудилось около 70 человек, в том числе школьники и местные жители. В основном лес приходилось создавать на песках, где наблюдалась ветровая эрозия почв. Зато сейчас там уже проводят проходные рубки. 

— На моем мастерском участке работали 12 лесников и 5 постоянных рабочих. Вместо техники в лесничестве была лошадь. Зимой на работу я добирался на лыжах, потом отец помог купить мотоцикл, — рассказывает наш собеседник. 

Вспоминая свой многолетний опыт в лесном хозяйстве, Петр Николаевич признает, что сейчас условия работы здесь просто замечательные и возможностей у молодых людей гораздо больше. Ведь тогда мастер леса зарабатывал не около 90 рублей, в то время как его жена, швея, получала 210 рублей. Из-за таких низких зарплат, по словам Петра Николаевича, из отрасли уходили ценные кадры. 

В этой связи мы не могли не спросить, почему же наш собеседник остался тогда в отрасли: 

— А я ничего другого не умел делать, кроме как выращивать лес. Поэтому никуда не ушел. В те времена даже топливо не всегда было в лесничестве, приходилось искать то у сельских организаций, то у военных просить. А на всех совещаниях в лесхозе часто поднимался вопрос о том, когда лесникам выдадут рукавицы. И дорог лесных почти не было. Однажды случилась сильная метель, и я не мог из леса на лошади выехать, всё замело. Вернулся в лесничество только к 12 часам ночи. Меня уже собирались разыскивать. Ведь мобильников не было, никто не знал, где я и что со мной случилось. 

Жена в роддоме, а мастер — тушить лес! 

В этом году в Брестском ГПЛХО нужно посадить около 4 тыс. га новых лесных культур. Ситуация штатная, ветровальные лесосеки восстановлены, короедное усыхание пошло на спад. Когда же речь заходит о самом сложном времени за 45 лет работы в лесном хозяйстве, Петр Николаевич вспоминает весну 1984 года: 

— Начало апреля, жена была в роддоме — у нас родился второй сын. Но когда я собрался отвезти их домой, случился пожар. Мы целые сутки тушили лес. Приезжаю в роддом — жена вся в слезах: «Почему ты не приехал за нами вовремя?». Но что было делать? Ведь я не мог всё бросить. 

Об увлечениях 

Есть у Петра Николаевича занятие, которое он любит так же сильно, как и лесное дело. Это тихая охота. Однажды в прямом эфире брестского телеканала он около часа увлеченно рассказывал о премудростях сбора грибов. 

— А когда программа закончилась, я еще минут 30 оператору рассказывал о грибах! — смеется Петр Касянюк. — Гриб, как и зверя, нужно выследить и вычислить его место. С женой постоянно шутим, я ей отвечаю: «Если будешь плохо себя вести, принесу тебе корзину малых маслят». Когда- то я пробовал охотиться, но быстро понял, что это не мое. Поэтому давно сдал свое ружье. 
Напоследок Петр Николаевич посоветовал молодым людям, которые приходят в отрасль, не сомневаться в себе, идти вперед и развиваться в лесном деле. Ведь знаний у них достаточно, а условия работы в лесном хозяйстве теперь замечательные. 

— Молодежь сейчас прекрасная. Вы только посмотрите, как они быстро всё осваивают: современные технологии, ЕГАИС. И им это нравится! От опытных специалистов требуется только одно — заинтересовать и помочь молодым кадрам. Ко мне тоже обращались за советами, особенно когда поступали предложения уйти в другое дело. Я советовал остаться в лесном хозяйстве: «Ты же лесовод, ты пропадешь без этой работы». А тем, кто сомневается, стоит ли переходить на более высокую должность, всегда советую рискнуть. Ведь сам в свое время не осмелился, о чем потом жалел. 

Лесовод заверил, что с уходом на пенсию он всё равно будет приезжать в Брестское государственное производственное лесохозяйственное объединение, навещать коллег. И в лес Петр Николаевич будет ходить регулярно, ведь сбор грибов на пенсии никто не отменял! 


Комментарии

Оставить комментарий

0 Комментариев

Связаться с редакцией: